Azərbaycan Milli Ensiklopediyası
“Azərbaycan” xüsusi cildi (rus dilində) (1. ОБЩАЯ ИНФОРМАЦИЯ - 14.2. ГОСУДАРСТВЕННЫЕ ДЕЯТЕЛИ АЗЕРБАЙДЖАНА (1918–2005 годы))
    10.5.2. История

    Как и у всех народов, ранние исторические представления и знания древних азербайджанцев в дописьменную эпоху находили отражение в передаваемых устно сказаниях, мифах и легендах. Эти мифические сказания, демонстрирующие отношения людей друг к другу, а также к природе, были иникой реальных исторических событий и фактов в обобщённой художественной форме. Образование государства увеличило потребность в исторических знаниях, а появление письменности позволило собирать и фиксировать исторические факты и события. Древние азербайджанцы, использовали ещё в эпоху мезолита – неолита самый древний вид письма – пиктографический (рисуночный), что получило отражение на многих наскальных рисунках Гобустана. А с помощью возникшей в начале 3 тысячелетия до н.э. клинописи они стали записывать важные факты и события. Основные знания об этом историческом периоде собраны в шумеро-аккадских, а позже – в ассирийских и урартских источниках. Сведения, содержащиеся в них, подтверждают наличие у создавших на территории Азербайджана первое государство маннейцев, а также у мидян своей письменности и местных секретарей, которые вели эти записи.

    Из сведений античных авторов явствует, что в период нахождения азербайджанских земель под властью Ахеменидов продолжалось фиксирование событий в официальных документах и летописях, устная передача исторических знаний древних азербайджанцев через легенды и сказания. Геродот (5 в. до н.э.), сообщавший о возникшем ещё в 7 в. до н.э. на территории Азербайджана Скифском царстве, особо отмечал среди использованных источников значение сказаний скифов, передаваемых из поколения в поколение.

    Создание в начале 1 тысячелетия до н. э. Зороастром, который, судя по сведениям средневековых авторов и зороастрийской традиции был родом из Азербайджана, новой религиозно-философской системы, появление уже в эпоху Ахеменидов священных книг “Авесты”, формирование авестийского канона именно в Азербайджане является признаком развития исторических знаний  древних  азербайджанцев .

    Согласно зороастрийской традиции, Авеста, сожженная в 4 в. до н.э. по приказу Александра Македонского [336–323 гг. до н.э.] и сохранившаяся лишь в переводах, была собрана и канонизирована по приказу сасанидского правителя Шапура I [239–272]. Этот письменный памятник имеет важное значение для уяснения исторических представлений древних азербайджанцев.

    Необходимость фиксирования исторических фактов и событий с точки зрения государственных интересов положила начало этой традиции, а образование античных государств Азербайджана – Атропатены и Албании стало причиной формирования исторических знаний. Несмотря на то, что информация об этом и предыдущих периодах дошла до нас в основном по произведениям античных авторов, наличие у древних азербайджанцев обширных исторических знаний подтверждается частой ссылкой античных историков на местные документы, письма и предания.

    Сведения античных и раннесредневековых авторов подтверждают наличие у древних жителей Азербайджана – албанов старого алфавита, не сохранившегося ни в одном из дошедших до нас памятников. Эти сведения также доказывают, что возникший в 5 в., после распространения христианства, новый албанский алфавит был усовершенствован именно на основе предшествовавшего.

    Как и другие народы Сасанидской империи, жители самой крупной её части – азербайджанцы, начиная с 3 в., играли важную роль в развитии Сасанидской культуры. Благоприятная историко-культурная среда в Албании, возникшая после распада Сасанидского государства, способствовала ещё большему расширению здесь исторических знаний. Сведения, отраженные до этого лишь в народных преданиях, различных религиозных документах, письмах, хрониках, стихах, по заказу албанского правителя Джаваншира (7 в.) были записаны Моисеем Каланкатуйским в “Истории албан”. Впоследствии произведение было дополнено четырьмя главами, отражающими правление князя Арцаха-Хачына Гасана Джалала [1215–61], строительство при нем Ганзасарского монастыря.

    Вхождение в 7–8 вв. земель Азербайджана в состав Арабского Халифата, в результате арабских завоеваний, произвело коренные изменения в исторической судьбе азербайджанцев. В этот период постепенно ослабевали национально-этнические границы, арабский язык, как показатель культуры, вытеснял в научном, религиозном и литературном творчестве местные языки, использование арабского языка в делопроизводстве считалось, в соответствии со специальным указом халифа, обязательным расширялись и приобретали важную значимость исторические знания. Под влиянием этих факторов азербайджанцы, вместе с другими народами, принявшими ислам, объективно стали вовлекаться в  общемусульманскую культуру.

    Используя работы средневековых арабских историков и географов, сделавших очень многое для собирания исторических знаний и создания на их основе исторических трудов, сами азербайджанцы тоже вовлекались в научную и культурную жизнь Халифата. Функционирование с 9 в., как и в других крупных городах Халифата, в азербайджанских городах Барда, Ардебиль, Марага, Дербент, Шамахы, Нахчыван и др. культурных центров (школ, библиотек, мечетей и т.д.) способствало расширению исторических знаний и исторического мышления, углублению представлений о сущности исторических процессов и т. д. Учёные, не желавшие вести научные дискуссии и диспуты в “домах Аллаха” – мечетях, уже в 10 в. положили начало специальным учебным заведениям – медресе. В источниках указаны имена таких азербайджанских ученых, как, ал-Бардаи, анНашави (Нахчыванлы), ал-Гянджеви, ат-Тебризи, ал-Бакуви, ал-Марагаи, писавших свои труды на языке науки того времени – арабском. Эти ученые, будучи представителями двух культур – азербайджанской и арабо-мусульманской, своей деятельностью сыграли большую роль в трансформации исторических знаний на научную основу. Несмотря на использование арабского языка в литературно-научном творчестве, тюркоязычные азербайджанцы продолжали создавать фольклорные произведения, отражающие отношение народа к историческим событиям. Среди песен, баяты, пословиц и других литературных жанров особое место занимает дастан, повествуемый народным сказителем – озаном Деде Горгудом. Этот дастан, отражающий события 6–8 вв., возник в тот же период в устной форме и окончательно сформировался в 7–9 вв. Значение исторических знаний в последующие годы более возросло под влиянием возникших ещё в 1-й половине 8 в. среди народов Ирана патриотических устремлений “шубийа” (“шууб” – “народы”), направленных против Халифата. Эти устремления широко распространились в литературе 8-9 веков и еще больше усилились в период независимых и полунезависимых государств Азербайджана, образовавшихся в результате ослабления  Халифата. Возросло увлечение преданиями о влиянии и могуществе иранских шахов, возглавлявших доарабское “справедливое общество”, историей и литературой Ирана, фарсидским языком. По этой причине тюркоязычные азербайджанцы стали отдавать предпочтение фарсидскому языку (особенно, в литературе), а такие видные поэты эпохи, как Гатран Тебризи, Низами Гянджеви, Хагани Ширвани писали свои произведения в основном на этом языке.

    Исследования подтверждают, что хотя в эту эпоху местные произведения и создавались на арабском, фарсидском и др. языках, их авторами были именно азербайджанцы. В период, когда формировалось албанское самосознание, важное место заняли “Свод законов”, “Албанская хроника”, “Трагедия Хосрова Гянджинского” Мхитара Гоша, “История” Киракоса Гянджинского.

    Источники указывают на значительное количество исторических трудов, созданных в этот период, большинство из которых, однако, не дошло до наших дней. В их числе можно назвать труд “Тарих – и Азербайджан” тебризца Фахраддина Абул-Фазла Исмаила ибн Мусанны, читавшего лекции в медресе “Низамийе”, открытом в 1067 г. в Багдаде. Среди других азербайджанских ученых, преподававших в этом медресе, считавшемся главным очагом науки –“университетом” эпохи, были Хатиб Тебризи, Абу Хафс Омар ибн Осман ал-Гянджеви, Таджаддин Абу-л-Фадаил Мухаммед ибн Хусейн ал-Урмави и др., глубоко исследовавшие и пропагандировавшие исторические знания.

    Сложные исторические события эпохи находили отражение, причем в некоторых случаях, более обширное, в творчестве знаменитых поэтов. В произведениях Гатрана Тебризи, Афзаладдина Хагани, Низами Гянджеви, Фелеки Ширвани, Иззеддина Ширвани, Муджираддина Бейлагани и др. собраны ценные сведения, которые отсутствуют в исторических источниках.

    В 13–14 вв. в Азербайджане, как и в других регионах Ближнего и Среднего Востока, произошел значительный прогресс в изучении истории. Открытие медресе в Тебризе, Баку, Ардебиле, Шамахы, Гяндже, Нахчыване, Дербенте, Мараге и др. городах, функционирование библиотек создавали благоприятные условия для развития исторической науки. Для фиксации исторических событий во дворцах была учреждена должность “вагианавис” (“записывающий события”, хронист). Однако подобная фиксация в основном приводилась в соответствие с политикой и интересами правителей, исторические труды превращались в оду тем или иным правящим кругам.

    Наряду с этим, запись исторических событий их непосредственным участником и свидетелем помогала понять исторические взгляды и отношение к эпохе, и к тому же была первым шагом на пути перехода истории на научную основу. Именно в этот период появились не дошедшие до наших дней труды Абул Хейджа арРаввади “Тарих- и Азербайджан”, ал-Бардаи “Тарих- и Арран” и др. В начале 14 в. руководимые  Фазлуллахом Рашидаддином тебризские историки составили многотомный исторический труд, имеющий мировое значение, – “Джами ат-таварих” (“Сборник летописей”). Этот письменный памятник может быть оценен как образец исторического мышления средневековья. В произведении азербайджанского историка 14 века Мухаммеда ибн Хиндушаха Нахчывани “Дастур ал-катиб” собрано множество документов, отражающих политическую, общественную, экономическую историю страны. Труды Хамдуллаха Газвини, Ахмеда ибн Мухаммеда, Абдуррашида ал-Бакуви, Абу Бакра ал-Кутби охватывают исторические и географические знания об Азербайджане и соседних регионах. Эти историки, бывшие по происхождению азербайджанцами, но в соответствии с требованиями времени, писавшие на фарсидском языке, в своих трудах под названием “Диван” или “Тарих”, наряду с описанием событий эпохи, по-новому интерпретировали старый материал, почерпнутый из произведений предшественников. Этот творческий метод в основном применялся в подражаниях – ответах на труды предшественников.

    В 15 в. историки (Абу Бакр Тихрани, Фазлуллах ибн Рузбихан Хунаджи и др.), наряду с представителями других наук, тоже приглашались во дворцы правителей Гарагоюнлу и Аггоюнлу.

    С образованием в начале 16 в. азербайджанского государства Сефевидов историческая наука достигла высокого уровня развития. Этому способствовал прогресс библиотечного дела, наличие в библиотеках Тебриза, Ардебиля, Шамахы, Баку, Гянджи, Мараги, Нахчывана тысяч произведений на разных языках по истории и другим областям наук, переписывание знаменитыми азербайджанскими каллиграфами древних рукописей, создание миниатюр, отражающих события, описываемые в данных рукописях. Такие азербайджанские историки, как Хасан бек Румлу, Искендер бек Мюнши, Орудж бек Баят (Дон Жуан Персидский) не ограничивались лишь описанием исторических событий, они, по мере возможностей, высказывали индивидуальное отношение и взгляды на события. Несмотря на противоречивые комментарии, в этих произведениях обширно изложены факты, даны копии шахских указов, дипломатических документов, писем.

    Исторические знания занимают важное место в письменной и устной литературе данного периода, в том числе, в ашугской поэзии. В отличие от азербайджанских  историков, писавших на фарсидском языке, мастера художественного слова (шах Исмаил Хатаи, Мухаммед Физули, Хазани и др.) создавали свои произведения также на азербайджанском языке, освещая в них отдельные исторические факты и события. Исторические знания в 16–17 вв. получили отражение в ашугской поэзии посредством таких народных сказителей, как Гурбани, Аббас Туфарганлы, Сары Ашиг, Хаста Гасым, а также дастанов и эпосов “Кероглу”, “Шах Исмаил-Таджлы”, “Гурбани-Пери”, “Аббас-Гюльгяз”.

    В 18 в. при написании исторических трудов азербайджанские ученые использовали не только арабский и фарсидский, но и родной язык. Дошедшие до нас небольшие труды неизвестных науке авторов – “Таварихи-замани Шах Аббас ибн Худабенде” (1711) и “Сефевидские падишахи” представляют интерес для изучения политической и экономической истории.

    Образование в Азербайджане ханств создало условия для ещё большего расширения исторических знаний, формирования исторического сознания на основе отношения к происходящим событиям, появлению исторических произведений локального характера. Многие ученые средневековья для повышения своего образования и знаний отправлялись в далекие страны. Гаджи Зейналабдин Ширвани (1780– 1838), проведший 40 лет своей жизни в путешествии, прославился как известный историк своей эпохи, описав увиденное и свое отношение к событиям в книгах “Риязусаяха”, “Худайгус-саяха” и “Бустанус-саяха”, которые А.Бакиханов называл “ценной и полезной сокровищницей”.

    Историк, служивший при дворце Фатали шаха, долгое время бывший визирем Тебризско-Хойского ханства, Абдурразаг бек Дунбули (1762–1827), используя рукописи дворцовых “вагианависов” и другие источники, написал такие труды, как “Маасир-и Султанийе” (“Памятники Султанийе”), “Тарих-и Данабиле” (“История Дунбули” и т.д.) Среди авторов трудов по локальной истории своеобразное положение занимает Керим ага Фатех, написавший в 1829 г. “Краткую историю шекинских ханов”.

    Исторические представления и отношение к драматическим событиям эпохи отражались в письменной и устной литературе 18 в. Стихи в форме пятистиший поэтов Шакира, Ага Месиха, Махджура Наби, а также Молла Вели Видади и Молла Панаха Вагифа являются интересными образцами, отражающими исторические знания эпохи.

    Захватническая политика Ирана и России в конце 18-начале 19 вв. в скором времени изменила политическую карту Азербайджана. Происходившие события привели к коренной трансформации в научно-культурной жизни Азербайджана. Влияние русской и европейской культуры привело к формированию новых взглядов на исторические события. Созрело новое поколение историков, сохранивших и развивших лучшие традиции азербайджанской средневековой историографии, стремившихся изучать историю Азербайджана на уровне современной мировой науки. Это поколение, берущее начало с Аббасгулу ага Бакиханова, заложило основу  нового этапа в изучении истории Азербайджана: начался процесс перехода истории на научную  основу.

    Труд А.Бакиханова “ГюлистаниИрам” (1841), охватывающий историю с древнейших времен до первого этапа российского завоевания – Гюлистанского договора (1813), хотя и был написан на фарсидском языке, объективная необходимость требовала его перевода на русский язык. А.Бакиханов, работавший переводчиком в канцелярии Главного управления наместника Кавказа, в 1844 г. вместе со своим коллегой - Василием Кузьминым, перевел произведение на русский язык. Этот труд, высоко оценённый научной общественностью России (академиками М.Броссе, Б.Дорном и др.), еще при жизни автора отдельными частями публиковался в периодической печати. Однако целиком он впервые увидел свет (на русском языке) в 1926 г., в Баку. В 1951 г. произведение было издано на азербайджанском языке.

     Большую роль в развитии исторической науки Азербайджана сыграл Мирза Кязым бек, прозванный “патриархом русского востоковедения” (1802–70). Его труды “Дербенднаме”, “История народов, проживающих в Средней Азии в древности”, “Мюридизм и Шамиль”, “Исламская история”, “Баб и бабиды”, изданные в Петербурге, посвящены истории не только Азербайджана и Кавказа, но и народов Средней и Центральной Азии, Ближнего и Среднего Востока.

    Рост интереса к изучению военно-политической и общественно-экономической истории находившегося под российской оккупацией Северного Азербайджана стимулировал написание в 19 в. десятков произведений по заданию и заказу царского правительства. Эти труды, являвшиеся большей частью продуктом пера царских чиновников и офицеров, считающиеся сегодня бесценным источником для изучения последних 200 лет истории Кавказа, в том числе, Азербайджана, дали толчок местным историческим исследованиям. Местные авторы, следуя традициям средневековых “вагианависов”, фиксировали события, происходящие в своих ханствах, и, по-прежнему, отдавали предпочтение написанию региональной истории. Среди них особое значение имеют труды по истории Карабахского ханства, написанные Мирза Адыгёзал беком, Мирза Джамалом Джаванширом Гарабаги, Ахмед беком Джаванширом, Мир Мехди Хазани, Рзагулу беком Мирза Джамал оглу, Мирза Рагимом Фена, Гасанали ханом Гарадаги. Среди историков этого периода, освещавших, как правило, события политической истории, можно назвать Абдуллятифа Эфенди, описавшего краткую историю Шекинского ханства на 12-ти страницах, Гаджи Сеида Абдулгамида, написавшего произведение на эту же тему, Искендер бека Гаджинского – автора   изданного в 1847 г. в двух номерах газеты “Кавказ” труда о жизни Фатали хана Губинского, Сеидали Кязым бек оглу – автора “Джавахирнамеи Лянкяран” (1869) о Лянкяранском   ханстве.                                                                            

    2-я половина 19 в. знаменательна возникновением новых идейных течений в исторической науке Азербайджана. Труды таких  представителей просветительско-демократического течения, как Мирза Фатали Ахундзаде (Ахундова) (1812–78) – “Письма Кямалуддовле”, Сеид Азима Ширвани (1835–88) – “История Ширванского ханства” и “Древние памятники Ширванского края”, статьи Гасан бека Зардаби (1842–1907), опубликованные в “Экинчи” и других газетах, имеют особую значимость в свете изучения общественно-экономической, политической и культурной жизни эпохи.

    Последователи  этих просветителей – Нариман Нариманов, Султанмеджид Ганизаде, Хабиб бек Махмудбеков, Фиридун бек Кочарли, Рашид бек Эфендиев, Теймур бек Байрамалибеков и др. своими выступлениями в кавказской, а также в российской прессе  оказывали прогрессивное воздействие на развитие исторической мысли в  Азербайджане.

    Общественные процессы в Азербайджане в конце 19-начале 20 вв. способствовали превращению Баку в один из крупных промышленных и культурных центров Российской империи. Однако великодержавная политика царизма в отношении живущих в колониальных условиях мусульман-азербайджанцев замедляла процесс формирования национальной интеллигенции. На это оказывало воздействие и отсутствие высших учебных заведений, малочисленность и запоздалость открытия школ нового типа, ограниченное число библиотек и читален. Азербайджанцы, получавшее высшее образование в России и других зарубежных странах, обучались техническим наукам. В связи с этим число исторических произведений, созданных в данные годы, было незначительным.

    Изменения в общественно-политической и культурной жизни, связанные с образованием в 1918 г. Азербайджанской Демократической Республики, сделали актуальным вопрос более глубокого изучения отечественной истории, формирования нового взгляда на неё. Краткий период Республики ознаменовался началом нового этапа в истории развития научного мышления в Азербайджане. В 1919 г. открылся Бакинский Университет, были предприняты серьёзные шаги по подготовке высококвалифицированных кадров, а также в области исторических исследований. В том же году в Баку, а чуть позже в Гяндже возник “Кружок любителей восточной археологии и истории”. Созданный Джавад беком Рафибековым, Рашид беком Эфендиевым, Евгением Пахомовым этот кружок продолжил свою деятельность под названием “Общества изучения мусульманского Востока” при Бакинском Университете. Для более глубокого изучения истории в декабре 1919 г. в здании азербайджанского парламента был создан первый национальный исторический музей –“Истиглал”.

    После падения Азербайджанской Демократической Республики (1920) стали предприниматься шаги по подчинению исторической науки коммунистической идеологии, интересам государства и правящей большевистской партии, превращению её в средство пропаганды и подтверждения преимуществ социализма. В начале 1921 г., с целью обеспечения идеологического руководства над наукой и образованием, при Народном комиссариате просвещения (НКП) Азербайджанской ССР был организован академический отдел. Через  год на базе этого отдела возник Ученый совет, координировавший научные, в том числе, исторические исследования в республике. Постоянный рост ассигнований на науку благоприятствовал расширению исторических исследований. Несмотря  на создание в центре  империи еще в 19 в. различных исторических обществ (в том  числе, армянских и грузинских), занимавшихся изучением истории народов,  живущих на Кавказе до его завоевания, в Азербайджане такие комиссии появились  лишь в 1920 г., после советизации (исключение составляло “Общество изучения мусульманского Востока” (1919).

    В июне 1920 г. при музейно-экскурсионном подотделе (Музэкскурс) отдела внешкольной работы НКП были образованы Учебный музей родного края – “Истиглал”, Комиссия по охране памятников старины и Общество изучения родного края. Перед этими организациями стояла задача обнаружения на территории Азербайджана древних памятников старины, исследование их состояния и степени изученности, проведение и дальнейшее планирование исторических исследований. Созданное в Учебном музее родного края – “Истиглал” историко-археологическое общество приобрело архив законодательного отдела парламента Азербайджанской Демократической Республики, материалы особых комиссий при Министерстве иностранных дел, систематизировало их и таким образом, выявило новые ценные источники, позволившие раскрыть подлинную сущность исторических событий.

    В период постепенной идеологизации истории, с целью сбора и изучения материалов по истории Октябрьской революции, создаётся Азистпарт (1921) – местный орган  функционировавшей с 1920 г. в Москве Комиссии истпарта (истории партии). В 1928 г. на базе Азистпарта был организован институт по изучению истории классовой борьбы и коммунистической партии в Азербайджане. В 1930 г. он стал называться Азербайджанским филиалом Института Маркса-Энгельса-Ленина, а с 1956 г. – Институтом  истории партии при ЦК АКП – Институтом марксизма-ленинизма при ЦК КПСС.

    В 1923 г. начало свою деятельность Общество обследования и изучения Азербайджана – важный научный центр, изучающий историческое прошлое азербайджанского народа. В создании этого общества, объединившего в своих рядах деятелей науки, культуры и просвещения, большую роль сыграли: Нариман Нариманов, Самед ага Агамалыоглу, Габиб Джабиев, а также профессора Бакинского Университета (Н.Ашмарин, А.Багри, В.Трофимов, Д.Головин, П.Жузе, В.Смирнов-Логинов, Д.Урусов, Е.А.Пахомов, В.Сысоев и др.). Во многих  уездных и областных центрах республики были организованы местные органы общества. Нухинским отделением руководил Рашидбек Эфендиев, Гянджинским – Джавадбек Рафибеков, Нахчыванским – Гусейн Мусаев, Губинским – Мамеднаби Эфендизаде, Лянкяранским – Алиашраф Исмайлов, Ханларским – Якоб Туммель. Налаживание  научных связей с ленинградскими и московскими учеными, руководство Ленинградским отделением такого видного востоковедаисторика, как В.В.Бартольд, способствовало углублению и расширению исторических исследований. В 1925 г. вышел в свет специальный орган общества – “Известия Общества обследования и изучения Азербайджана”. В 1926–27 гг. началось издание “Материалов по истории Азербайджана”, вышли два номера “Путей исследования Азербайджана”.

    В 1923 г. была опубликована “История Азербайджана” Рашид бека Исмайлова (1877–1942) – первый, после А.Бакиханова, обобщающий труд по истории Азербайджана, а также “Краткий курс истории Азербайджана” Е.Пахомова. “Краткий очерк истории Азербайджана (Северного)” секретаря Азербайджанского Археологического комитета, профессора В.Сысоева, активно работавшего в историко-этнографической комиссии общества, был издан в 1925 г.

    Большой интерес для изучения истории народа представляют исследования об Азербайджане московских и ленинградских профессоров, тесно сотрудничавших с работавшими в обществе азербайджанскими учёными. Среди них можно назвать “Краткий обзор истории Азербайджана” академика В.В.Бартольда, цикл его лекций на тему “Место прикаспийских областей в мусульманском мире”, прочтенных студентам факультета востоковедения Бакинского Университета, исследования учёного по Деде Горгуду и др., труды академика А.Е.Крымского по истории Габалы и Шеки, статьи академика А.Самойловича, в т.ч. “Кавказ и тюркский мир”, работу академика И.И.Мещанинова “Культура доисторического Азербайджана и Урарту”, переводы арабских источников об Азербайджане, выполненные профессором-арабистом  П.К.Жузе, и десятки других  работ.

    Открывшийся в 1924 г. в Баку I Всеазербайджанский краеведческий съезд определил пути решения важных вопросов в сфере истории и краеведения.

    В 1929 г. Общество обследования и изучения Азербайджана было преобразовано в Азербайджанский научно-исследовательский институт (АзНИИ). Хотя общество продолжило свою деятельность в составе института как историко-этнографическое отделение, главной проблемой в сторических исследованиях было изучение классовой борьбы в Азербайджане. Наряду с этим, в институте функционировала Научно-исследовательская ассоциация марксистов. В 1932 г. на базе АзНИИ было образовано Азербайджанское отделение Закавказского филиала АН СССР, а историко-этнографическое отделение стало сектором филиала. В 1935 г. Азербайджанское отделение Закавказского филиала было преобразовано в Азербайджанский филиал АН СССР.

    Серьёзные изменения, происходившие в советском обществе во 2-й половине 20-х годов, превратили историческую науку Азербайджана в “орудие культурной революции”. Для подготовки марксистских историков нового мировоззрения – “красных специалистов” из центра в Азербайджан были направлены “красные профессора”. Эти ученые (А.Попов, А.Никишин, В.Покшишевский, С.Иткин, А.Дубнер, С.Сеф, Н.Пчелин, А.Ратгаузер, А.Раевский, О.Штейн и др.), начавшие заниматься исследованием истории Азербайджана, создали труды, отвечавшие требованиям нового идеологического мышления. Многие проблемы азербайджанской истории остались неизученными. Значительно сократилось число местных, азербайджанских, кадров историков. Первый в Азербайджане кандидат исторических наук Абдулазиз Саламзаде, а также Вели Хулуфлу, Агамир Мамедов, Рашид бек Исмайлов, Ахмед Ахмедов и другие азербайджанские историки стали жертвами репрессий.

    Создание в 1935 г. в системе Азербайджанского филиала АН СССР сначала Института истории, этнографии и археологии, в конце июня 1941 г. объединенного Института истории, языка и литературы, а позже – самостоятельного Института истории хотя и позволило расширить исследования отечественной истории, но существующая политическая обстановка, нехватка кадров, связанная с продолжающимися репрессиями, не устранила фальсификации и недостатки в подходе к событиям. Несмотря на малочисленность исторических исследований (в основном, по источниковедению и историографии Азербайджана), организованные Институтом истории и Музеем истории Азербайджана совместные археологические и этнографические экспедиции позволили собрать богатейший материал для освещения древней и средневековой истории Азербайджана.

    Нападение в начале 40-х годов фашистской Германии на Советский Союз изменило направление исследований азербайджанских историков, ряды которых поредели из-за репрессий и призыва на войну. В 1941 г. историки опубликовали (на правах рукописи) на русском языке “Краткий очерк истории Азербайджана”. Тема борьбы нашла свое отражение в ряде трудов того периода.

    С образованием в марте 1945 г. общереспубликанского научного центра – Академии наук, историческая наука вступила в новый этап, но в условиях административно-командной системы не смогла освободиться от идеологических оков. В 1946 г. в “Известиях АН” были опубликованы краткие обобщающие “Очерки истории Азербайджана”. Эта работа, с одной стороны, показала необходимость расширения и углубления исследований по истории Азербайджана, а с другой – выявила еще недостаточную изученность источников на разных языках, отсутствие единой концепции, слабое, а порой полное отсутствие исследований отдельных периодов истории.

    Формирование в Азербайджане в 40-50-х гг. поколения ученых-историков позволило решить многие проблемы. В 1954 г. Исхак Джафарзаде и академик Играр Алиев впервые опубликовали на русском языке “Очерки по древней истории Азербайджана”. В этот же период вышли статьи по истории античных азербайджанских государств – Атропатены и Кавказской Албании. Изданная в 1956 г. монография академика Абдулкерима Ализаде “Социально-экономическая и политическая история Азербайджана в 13-14 вв.” по сей день сохраняет свою научную значимость. Начиная с 40-х годов, средневековой истории Азербайджана посвятил свои исследования и академик Исмаил Гусейнов.

    В конце 50-х – начале 60-х гг. был издан трехтомник “Истории Азербайджана” (в четырех книгах). В этом труде, сохраняющем, из-за постановки некоторых проблем, свою значимость и по сей день, были предприняты попытки решить многие вопросы, которые не являлись ранее объектом исследования – происхождение, формирование народа, характер различных государственных образований, существовавших на территории Азербайджана.

    Несмотря на малочисленность ученых, занимавшихся древней и средневековой историей Азербайджана, в эти годы велись серьезные исследования. С 50-х годов в статьях по истории Кавказской Албании объектом исследования стала одна из сложных проблем – этнический состав и язык населения древнего Азербайджана. Единственным фундаментальным трудом по древней истории Азербайджана стала “История Мидии” И.Алиева (Баку, 1960). По истории античного периода была издана книга З.И.Ямпольского “Древняя Албания в 3-1 веках до н.э.” (Баку, 1962).

    В 50–60-е гг. в новый этап вступило изучение средневековой истории Азербайджана. В отличие от предыдущих работ, в которых особое значение придавалось, в основном, вопросам завоевания и освободительной борьбы, появились фундаментальные труды. Новое поколение историков достигло больших успехов в изучении истории Азербайджана 7–18 вв.  

    Монография академика Зии Буниятова “Азербайджан в 7–9 веках”, посвященная “арабскому периоду” истории Азербайджана, не потеряла своей значимости и сегодня. З.Буниятов написал также труды по истории государств Атабеков Азербайджана и Хорезмшахов, осуществил переводы с комментариями десятков арабских и османских источников.

    Различные проблемы средневековой истории Азербайджана исследованы в трудах: Мамеда Шарифли – “Феодальные государства Азербайджана во второй половине 9–11 вв.” (Баку, 1978), члена-корреспондента Огтая Эфендиева – “Образование азербайджанского государства Сефевидов в начале 16 века” (Баку, 1961), Сары Ашурбейли – “Очерк истории средневекового Баку” (Баку, 1964), “Государство Ширваншахов (6–16 вв.)” (Баку, 1983).

    Развитие исторической науки в последующие годы нашло отражение в монографиях Юсифа Юсифова – “Элам. Социально-экономическая история” (Москва, “Наука”, 1968), Солмаз Гашгай – “Из истории Маннейского царства” (Баку, 1977), Кямала Алиева “Кавказская Албания” (Баку, 1974), “Античные источники по истории Азербайджана” (Баку, 1986), Тофига Мамедова – “Албания и Атропатена” (Баку, 1977), Сары Касумовой – “Южный Азербайджан в 3–7 веках” (Баку, 1983), члена-корреспондента Фариды Мамедовой – “Политическая история и историческая география Кавказской Албании” (Баку, 1985), академика Наили Велиханлы – “Арабские географы – путешественники 9–12 веков об Азербайджане” (Баку, 1974), “Арабский халифат и Азербайджан” (Баку, 1993), Микаила Гейдарова – “Города и городское ремесло Азербайджана в 13–17 веках” (Баку, 1982), Рауфа Гусейнова – “Сирийские источники об Азербайджане” (Баку, 1960), Вагифа Пириева – “Азербайджан в период упадка государства Хулагуидов” (Баку, 1978), члена-корреспондента Ягуба Махмудова – “Взаимоотношения государств Аггоюнлу и Сефевидов с западноевропейскими странами” (Баку, 1991), “Азербайджанская дипломатия” (Баку, 1996), Шахина Фарзалиева – “Азербайджан и Османская империя (15–16 века)” (Баку, 1994), Али Рахмани – “Азербайджан в конце 16–начале 17 вв.” (Баку, 1981), Фуада Алиева – “Азербайджано-российские отношения (15–18 века)” (Баку, 1985) и др. Одним из значительных достижений азербайджанской историографии этого периода является публикация разноязычных источников по Азербайджану.

    Книга Ю.Б.Юсифова “Элам. Социально-экономическая история”. Москва, 1968

    В эти годы важные результаты были достигнуты и в изучении истории Азербайджана 19–20 вв. Работы академика Алисохбата Сумбатзаде “Сельское хозяйство Азербайджана в 19 веке” (Баку, 1958), “Промышленность Азербайджана в 19 веке” (Баку, 1964), члена-корреспондента Махмуда Исмайлова “Сельское хозяйство Азербайджана в начале 20 века” (Баку, 1960), “Дореволюционная история нефтяной промышленности Азербайджана” (совместно с М.Ибрагимовым, Баку, 1991), Гаси Абдуллаева “Азербайджан в 18 веке и его отношения с Россией” (Баку, 1965) и др. оказали влияние на развитие исторической науки. Заслуги в области изучения истории 20 в., в т.ч. советского периода, имеют академики Джамиль Гулиев, Пюста-ханум Азизбекова, Тофиг Кочарли, члены-корреспонденты Зульфали Ибрагимов, Алиовсат Гулиев, Гараш Мадатов и др..

    Начиная с 1974 г. возник вопрос о создании на основе достигнутых исторической наукой успехов нового многотомника по истории Азербайджана. Несмотря на подготовку разных проектов, опасность выхода за идеологические рамки тоталитарного советского режима помешала созданию многотомника Эта работа ещё больше осложнилась с началом территориальных притязаний Армении и событий в Нагорном Карабахе. Советские правящие круги, подходившие к процессам с позиции двойных стандартов, воспрепятствовали выявлению настоящей правды, допустили искажение и фальсификацию происходящих событий. Именно поэтому первый том многотомника истории Азербайджана увидел свет лишь в 1998 г. В фундаментальном 7-томнике “Истории Азербайджана”, изданном в 1998–2003 гг., исследована отечественная история с древнейших времен по современный период.

     Лит.: Губайд ули н Я. 10 ил ичярисин дя Азярбайъанда тарих елминин инкишафы. Б., 1930; Щц с е й н з а д я Я. 19 ясрин икинъи йарысын да Азярбайъан тарихшцнаслыьы. Б., 1967; С у м б а т з а д е А. С. Азербайджанская историография 19–20 веков. Б., 1987; Ш ц к ц р о в К. Азярбайъан тарихи. Ы щ. Елминя зяри вя практик проблемляри. Б., 2004; Керимо в а Тамилла. Из истории Национальной Академии Наук Азербайджана. Б., 2005.

Sərlövhə: Azərbaycan Milli Ensiklopediyası, I CİLD
Nəşriyyat: "Azərbaycan Milli Ensiklopediyası" Elmi Mərkəzi
Nəşr yeri: Bakı
Nəşr ili: 2009
ISBN: 978-9952-441-02-4
Səhifələrin sayı: 608
Sərlövhə: Azərbaycan Milli Ensiklopediyası, II CİLD
Nəşriyyat: "Azərbaycan Milli Ensiklopediyası" Elmi Mərkəzi
Nəşr yeri: Bakı
Nəşr ili: 2010
ISBN: 978-9952-441-05-5
Səhifələrin sayı: 604
Sərlövhə: Azərbaycan Milli Ensiklopediyası, III CİLD
Nəşriyyat: "Azərbaycan Milli Ensiklopediyası" Elmi Mərkəzi
Nəşr yeri: Bakı
Nəşr ili: 2011
ISBN: 978-9952-441-07-9
Səhifələrin sayı: 604
Sərlövhə: Azərbaycan Milli Ensiklopediyası, “Azərbaycan” xüsusi cildi (rus dilində)
Nəşriyyat: "Azərbaycan Milli Ensiklopediyası" Elmi Mərkəzi
Nəşr yeri: Bakı
Nəşr ili: 2012
ISBN: 978-9952-441-01-7
Səhifələrin sayı: 881
Sərlövhə: Azərbaycan Milli Ensiklopediyası, IV CİLD
Nəşriyyat: "Azərbaycan Milli Ensiklopediyası" Elmi Mərkəzi
Nəşr yeri: Bakı
Nəşr ili: 2013
ISBN: 978-9952-441-03-1
Səhifələrin sayı: 608
Sərlövhə: Azərbaycan Milli Ensiklopediyası, V CİLD
Nəşriyyat: "Azərbaycan Milli Ensiklopediyası" Elmi Mərkəzi
Nəşr yeri: Bakı
Nəşr ili: 2014
ISBN: 978-9952-441-10-9
Səhifələrin sayı: 592
Sərlövhə: Azərbaycan Milli Ensiklopediyası, VI CİLD
Nəşriyyat: "Azərbaycan Milli Ensiklopediyası" Elmi Mərkəzi
Nəşr yeri: Bakı
Nəşr ili 2015
ISBN: 978-9952-441-11-6
Səhifələrin sayı: 608
1. ОБЩАЯ ИНФОРМАЦИЯ – 14.2. ГОСУДАРСТВЕННЫЕ ДЕЯТЕЛИ АЗЕРБАЙДЖАНА (1918–2005 годы)
    10.5.2. История

    Как и у всех народов, ранние исторические представления и знания древних азербайджанцев в дописьменную эпоху находили отражение в передаваемых устно сказаниях, мифах и легендах. Эти мифические сказания, демонстрирующие отношения людей друг к другу, а также к природе, были иникой реальных исторических событий и фактов в обобщённой художественной форме. Образование государства увеличило потребность в исторических знаниях, а появление письменности позволило собирать и фиксировать исторические факты и события. Древние азербайджанцы, использовали ещё в эпоху мезолита – неолита самый древний вид письма – пиктографический (рисуночный), что получило отражение на многих наскальных рисунках Гобустана. А с помощью возникшей в начале 3 тысячелетия до н.э. клинописи они стали записывать важные факты и события. Основные знания об этом историческом периоде собраны в шумеро-аккадских, а позже – в ассирийских и урартских источниках. Сведения, содержащиеся в них, подтверждают наличие у создавших на территории Азербайджана первое государство маннейцев, а также у мидян своей письменности и местных секретарей, которые вели эти записи.

    Из сведений античных авторов явствует, что в период нахождения азербайджанских земель под властью Ахеменидов продолжалось фиксирование событий в официальных документах и летописях, устная передача исторических знаний древних азербайджанцев через легенды и сказания. Геродот (5 в. до н.э.), сообщавший о возникшем ещё в 7 в. до н.э. на территории Азербайджана Скифском царстве, особо отмечал среди использованных источников значение сказаний скифов, передаваемых из поколения в поколение.

    Создание в начале 1 тысячелетия до н. э. Зороастром, который, судя по сведениям средневековых авторов и зороастрийской традиции был родом из Азербайджана, новой религиозно-философской системы, появление уже в эпоху Ахеменидов священных книг “Авесты”, формирование авестийского канона именно в Азербайджане является признаком развития исторических знаний  древних  азербайджанцев .

    Согласно зороастрийской традиции, Авеста, сожженная в 4 в. до н.э. по приказу Александра Македонского [336–323 гг. до н.э.] и сохранившаяся лишь в переводах, была собрана и канонизирована по приказу сасанидского правителя Шапура I [239–272]. Этот письменный памятник имеет важное значение для уяснения исторических представлений древних азербайджанцев.

    Необходимость фиксирования исторических фактов и событий с точки зрения государственных интересов положила начало этой традиции, а образование античных государств Азербайджана – Атропатены и Албании стало причиной формирования исторических знаний. Несмотря на то, что информация об этом и предыдущих периодах дошла до нас в основном по произведениям античных авторов, наличие у древних азербайджанцев обширных исторических знаний подтверждается частой ссылкой античных историков на местные документы, письма и предания.

    Сведения античных и раннесредневековых авторов подтверждают наличие у древних жителей Азербайджана – албанов старого алфавита, не сохранившегося ни в одном из дошедших до нас памятников. Эти сведения также доказывают, что возникший в 5 в., после распространения христианства, новый албанский алфавит был усовершенствован именно на основе предшествовавшего.

    Как и другие народы Сасанидской империи, жители самой крупной её части – азербайджанцы, начиная с 3 в., играли важную роль в развитии Сасанидской культуры. Благоприятная историко-культурная среда в Албании, возникшая после распада Сасанидского государства, способствовала ещё большему расширению здесь исторических знаний. Сведения, отраженные до этого лишь в народных преданиях, различных религиозных документах, письмах, хрониках, стихах, по заказу албанского правителя Джаваншира (7 в.) были записаны Моисеем Каланкатуйским в “Истории албан”. Впоследствии произведение было дополнено четырьмя главами, отражающими правление князя Арцаха-Хачына Гасана Джалала [1215–61], строительство при нем Ганзасарского монастыря.

    Вхождение в 7–8 вв. земель Азербайджана в состав Арабского Халифата, в результате арабских завоеваний, произвело коренные изменения в исторической судьбе азербайджанцев. В этот период постепенно ослабевали национально-этнические границы, арабский язык, как показатель культуры, вытеснял в научном, религиозном и литературном творчестве местные языки, использование арабского языка в делопроизводстве считалось, в соответствии со специальным указом халифа, обязательным расширялись и приобретали важную значимость исторические знания. Под влиянием этих факторов азербайджанцы, вместе с другими народами, принявшими ислам, объективно стали вовлекаться в  общемусульманскую культуру.

    Используя работы средневековых арабских историков и географов, сделавших очень многое для собирания исторических знаний и создания на их основе исторических трудов, сами азербайджанцы тоже вовлекались в научную и культурную жизнь Халифата. Функционирование с 9 в., как и в других крупных городах Халифата, в азербайджанских городах Барда, Ардебиль, Марага, Дербент, Шамахы, Нахчыван и др. культурных центров (школ, библиотек, мечетей и т.д.) способствало расширению исторических знаний и исторического мышления, углублению представлений о сущности исторических процессов и т. д. Учёные, не желавшие вести научные дискуссии и диспуты в “домах Аллаха” – мечетях, уже в 10 в. положили начало специальным учебным заведениям – медресе. В источниках указаны имена таких азербайджанских ученых, как, ал-Бардаи, анНашави (Нахчыванлы), ал-Гянджеви, ат-Тебризи, ал-Бакуви, ал-Марагаи, писавших свои труды на языке науки того времени – арабском. Эти ученые, будучи представителями двух культур – азербайджанской и арабо-мусульманской, своей деятельностью сыграли большую роль в трансформации исторических знаний на научную основу. Несмотря на использование арабского языка в литературно-научном творчестве, тюркоязычные азербайджанцы продолжали создавать фольклорные произведения, отражающие отношение народа к историческим событиям. Среди песен, баяты, пословиц и других литературных жанров особое место занимает дастан, повествуемый народным сказителем – озаном Деде Горгудом. Этот дастан, отражающий события 6–8 вв., возник в тот же период в устной форме и окончательно сформировался в 7–9 вв. Значение исторических знаний в последующие годы более возросло под влиянием возникших ещё в 1-й половине 8 в. среди народов Ирана патриотических устремлений “шубийа” (“шууб” – “народы”), направленных против Халифата. Эти устремления широко распространились в литературе 8-9 веков и еще больше усилились в период независимых и полунезависимых государств Азербайджана, образовавшихся в результате ослабления  Халифата. Возросло увлечение преданиями о влиянии и могуществе иранских шахов, возглавлявших доарабское “справедливое общество”, историей и литературой Ирана, фарсидским языком. По этой причине тюркоязычные азербайджанцы стали отдавать предпочтение фарсидскому языку (особенно, в литературе), а такие видные поэты эпохи, как Гатран Тебризи, Низами Гянджеви, Хагани Ширвани писали свои произведения в основном на этом языке.

    Исследования подтверждают, что хотя в эту эпоху местные произведения и создавались на арабском, фарсидском и др. языках, их авторами были именно азербайджанцы. В период, когда формировалось албанское самосознание, важное место заняли “Свод законов”, “Албанская хроника”, “Трагедия Хосрова Гянджинского” Мхитара Гоша, “История” Киракоса Гянджинского.

    Источники указывают на значительное количество исторических трудов, созданных в этот период, большинство из которых, однако, не дошло до наших дней. В их числе можно назвать труд “Тарих – и Азербайджан” тебризца Фахраддина Абул-Фазла Исмаила ибн Мусанны, читавшего лекции в медресе “Низамийе”, открытом в 1067 г. в Багдаде. Среди других азербайджанских ученых, преподававших в этом медресе, считавшемся главным очагом науки –“университетом” эпохи, были Хатиб Тебризи, Абу Хафс Омар ибн Осман ал-Гянджеви, Таджаддин Абу-л-Фадаил Мухаммед ибн Хусейн ал-Урмави и др., глубоко исследовавшие и пропагандировавшие исторические знания.

    Сложные исторические события эпохи находили отражение, причем в некоторых случаях, более обширное, в творчестве знаменитых поэтов. В произведениях Гатрана Тебризи, Афзаладдина Хагани, Низами Гянджеви, Фелеки Ширвани, Иззеддина Ширвани, Муджираддина Бейлагани и др. собраны ценные сведения, которые отсутствуют в исторических источниках.

    В 13–14 вв. в Азербайджане, как и в других регионах Ближнего и Среднего Востока, произошел значительный прогресс в изучении истории. Открытие медресе в Тебризе, Баку, Ардебиле, Шамахы, Гяндже, Нахчыване, Дербенте, Мараге и др. городах, функционирование библиотек создавали благоприятные условия для развития исторической науки. Для фиксации исторических событий во дворцах была учреждена должность “вагианавис” (“записывающий события”, хронист). Однако подобная фиксация в основном приводилась в соответствие с политикой и интересами правителей, исторические труды превращались в оду тем или иным правящим кругам.

    Наряду с этим, запись исторических событий их непосредственным участником и свидетелем помогала понять исторические взгляды и отношение к эпохе, и к тому же была первым шагом на пути перехода истории на научную основу. Именно в этот период появились не дошедшие до наших дней труды Абул Хейджа арРаввади “Тарих- и Азербайджан”, ал-Бардаи “Тарих- и Арран” и др. В начале 14 в. руководимые  Фазлуллахом Рашидаддином тебризские историки составили многотомный исторический труд, имеющий мировое значение, – “Джами ат-таварих” (“Сборник летописей”). Этот письменный памятник может быть оценен как образец исторического мышления средневековья. В произведении азербайджанского историка 14 века Мухаммеда ибн Хиндушаха Нахчывани “Дастур ал-катиб” собрано множество документов, отражающих политическую, общественную, экономическую историю страны. Труды Хамдуллаха Газвини, Ахмеда ибн Мухаммеда, Абдуррашида ал-Бакуви, Абу Бакра ал-Кутби охватывают исторические и географические знания об Азербайджане и соседних регионах. Эти историки, бывшие по происхождению азербайджанцами, но в соответствии с требованиями времени, писавшие на фарсидском языке, в своих трудах под названием “Диван” или “Тарих”, наряду с описанием событий эпохи, по-новому интерпретировали старый материал, почерпнутый из произведений предшественников. Этот творческий метод в основном применялся в подражаниях – ответах на труды предшественников.

    В 15 в. историки (Абу Бакр Тихрани, Фазлуллах ибн Рузбихан Хунаджи и др.), наряду с представителями других наук, тоже приглашались во дворцы правителей Гарагоюнлу и Аггоюнлу.

    С образованием в начале 16 в. азербайджанского государства Сефевидов историческая наука достигла высокого уровня развития. Этому способствовал прогресс библиотечного дела, наличие в библиотеках Тебриза, Ардебиля, Шамахы, Баку, Гянджи, Мараги, Нахчывана тысяч произведений на разных языках по истории и другим областям наук, переписывание знаменитыми азербайджанскими каллиграфами древних рукописей, создание миниатюр, отражающих события, описываемые в данных рукописях. Такие азербайджанские историки, как Хасан бек Румлу, Искендер бек Мюнши, Орудж бек Баят (Дон Жуан Персидский) не ограничивались лишь описанием исторических событий, они, по мере возможностей, высказывали индивидуальное отношение и взгляды на события. Несмотря на противоречивые комментарии, в этих произведениях обширно изложены факты, даны копии шахских указов, дипломатических документов, писем.

    Исторические знания занимают важное место в письменной и устной литературе данного периода, в том числе, в ашугской поэзии. В отличие от азербайджанских  историков, писавших на фарсидском языке, мастера художественного слова (шах Исмаил Хатаи, Мухаммед Физули, Хазани и др.) создавали свои произведения также на азербайджанском языке, освещая в них отдельные исторические факты и события. Исторические знания в 16–17 вв. получили отражение в ашугской поэзии посредством таких народных сказителей, как Гурбани, Аббас Туфарганлы, Сары Ашиг, Хаста Гасым, а также дастанов и эпосов “Кероглу”, “Шах Исмаил-Таджлы”, “Гурбани-Пери”, “Аббас-Гюльгяз”.

    В 18 в. при написании исторических трудов азербайджанские ученые использовали не только арабский и фарсидский, но и родной язык. Дошедшие до нас небольшие труды неизвестных науке авторов – “Таварихи-замани Шах Аббас ибн Худабенде” (1711) и “Сефевидские падишахи” представляют интерес для изучения политической и экономической истории.

    Образование в Азербайджане ханств создало условия для ещё большего расширения исторических знаний, формирования исторического сознания на основе отношения к происходящим событиям, появлению исторических произведений локального характера. Многие ученые средневековья для повышения своего образования и знаний отправлялись в далекие страны. Гаджи Зейналабдин Ширвани (1780– 1838), проведший 40 лет своей жизни в путешествии, прославился как известный историк своей эпохи, описав увиденное и свое отношение к событиям в книгах “Риязусаяха”, “Худайгус-саяха” и “Бустанус-саяха”, которые А.Бакиханов называл “ценной и полезной сокровищницей”.

    Историк, служивший при дворце Фатали шаха, долгое время бывший визирем Тебризско-Хойского ханства, Абдурразаг бек Дунбули (1762–1827), используя рукописи дворцовых “вагианависов” и другие источники, написал такие труды, как “Маасир-и Султанийе” (“Памятники Султанийе”), “Тарих-и Данабиле” (“История Дунбули” и т.д.) Среди авторов трудов по локальной истории своеобразное положение занимает Керим ага Фатех, написавший в 1829 г. “Краткую историю шекинских ханов”.

    Исторические представления и отношение к драматическим событиям эпохи отражались в письменной и устной литературе 18 в. Стихи в форме пятистиший поэтов Шакира, Ага Месиха, Махджура Наби, а также Молла Вели Видади и Молла Панаха Вагифа являются интересными образцами, отражающими исторические знания эпохи.

    Захватническая политика Ирана и России в конце 18-начале 19 вв. в скором времени изменила политическую карту Азербайджана. Происходившие события привели к коренной трансформации в научно-культурной жизни Азербайджана. Влияние русской и европейской культуры привело к формированию новых взглядов на исторические события. Созрело новое поколение историков, сохранивших и развивших лучшие традиции азербайджанской средневековой историографии, стремившихся изучать историю Азербайджана на уровне современной мировой науки. Это поколение, берущее начало с Аббасгулу ага Бакиханова, заложило основу  нового этапа в изучении истории Азербайджана: начался процесс перехода истории на научную  основу.

    Труд А.Бакиханова “ГюлистаниИрам” (1841), охватывающий историю с древнейших времен до первого этапа российского завоевания – Гюлистанского договора (1813), хотя и был написан на фарсидском языке, объективная необходимость требовала его перевода на русский язык. А.Бакиханов, работавший переводчиком в канцелярии Главного управления наместника Кавказа, в 1844 г. вместе со своим коллегой - Василием Кузьминым, перевел произведение на русский язык. Этот труд, высоко оценённый научной общественностью России (академиками М.Броссе, Б.Дорном и др.), еще при жизни автора отдельными частями публиковался в периодической печати. Однако целиком он впервые увидел свет (на русском языке) в 1926 г., в Баку. В 1951 г. произведение было издано на азербайджанском языке.

     Большую роль в развитии исторической науки Азербайджана сыграл Мирза Кязым бек, прозванный “патриархом русского востоковедения” (1802–70). Его труды “Дербенднаме”, “История народов, проживающих в Средней Азии в древности”, “Мюридизм и Шамиль”, “Исламская история”, “Баб и бабиды”, изданные в Петербурге, посвящены истории не только Азербайджана и Кавказа, но и народов Средней и Центральной Азии, Ближнего и Среднего Востока.

    Рост интереса к изучению военно-политической и общественно-экономической истории находившегося под российской оккупацией Северного Азербайджана стимулировал написание в 19 в. десятков произведений по заданию и заказу царского правительства. Эти труды, являвшиеся большей частью продуктом пера царских чиновников и офицеров, считающиеся сегодня бесценным источником для изучения последних 200 лет истории Кавказа, в том числе, Азербайджана, дали толчок местным историческим исследованиям. Местные авторы, следуя традициям средневековых “вагианависов”, фиксировали события, происходящие в своих ханствах, и, по-прежнему, отдавали предпочтение написанию региональной истории. Среди них особое значение имеют труды по истории Карабахского ханства, написанные Мирза Адыгёзал беком, Мирза Джамалом Джаванширом Гарабаги, Ахмед беком Джаванширом, Мир Мехди Хазани, Рзагулу беком Мирза Джамал оглу, Мирза Рагимом Фена, Гасанали ханом Гарадаги. Среди историков этого периода, освещавших, как правило, события политической истории, можно назвать Абдуллятифа Эфенди, описавшего краткую историю Шекинского ханства на 12-ти страницах, Гаджи Сеида Абдулгамида, написавшего произведение на эту же тему, Искендер бека Гаджинского – автора   изданного в 1847 г. в двух номерах газеты “Кавказ” труда о жизни Фатали хана Губинского, Сеидали Кязым бек оглу – автора “Джавахирнамеи Лянкяран” (1869) о Лянкяранском   ханстве.                                                                            

    2-я половина 19 в. знаменательна возникновением новых идейных течений в исторической науке Азербайджана. Труды таких  представителей просветительско-демократического течения, как Мирза Фатали Ахундзаде (Ахундова) (1812–78) – “Письма Кямалуддовле”, Сеид Азима Ширвани (1835–88) – “История Ширванского ханства” и “Древние памятники Ширванского края”, статьи Гасан бека Зардаби (1842–1907), опубликованные в “Экинчи” и других газетах, имеют особую значимость в свете изучения общественно-экономической, политической и культурной жизни эпохи.

    Последователи  этих просветителей – Нариман Нариманов, Султанмеджид Ганизаде, Хабиб бек Махмудбеков, Фиридун бек Кочарли, Рашид бек Эфендиев, Теймур бек Байрамалибеков и др. своими выступлениями в кавказской, а также в российской прессе  оказывали прогрессивное воздействие на развитие исторической мысли в  Азербайджане.

    Общественные процессы в Азербайджане в конце 19-начале 20 вв. способствовали превращению Баку в один из крупных промышленных и культурных центров Российской империи. Однако великодержавная политика царизма в отношении живущих в колониальных условиях мусульман-азербайджанцев замедляла процесс формирования национальной интеллигенции. На это оказывало воздействие и отсутствие высших учебных заведений, малочисленность и запоздалость открытия школ нового типа, ограниченное число библиотек и читален. Азербайджанцы, получавшее высшее образование в России и других зарубежных странах, обучались техническим наукам. В связи с этим число исторических произведений, созданных в данные годы, было незначительным.

    Изменения в общественно-политической и культурной жизни, связанные с образованием в 1918 г. Азербайджанской Демократической Республики, сделали актуальным вопрос более глубокого изучения отечественной истории, формирования нового взгляда на неё. Краткий период Республики ознаменовался началом нового этапа в истории развития научного мышления в Азербайджане. В 1919 г. открылся Бакинский Университет, были предприняты серьёзные шаги по подготовке высококвалифицированных кадров, а также в области исторических исследований. В том же году в Баку, а чуть позже в Гяндже возник “Кружок любителей восточной археологии и истории”. Созданный Джавад беком Рафибековым, Рашид беком Эфендиевым, Евгением Пахомовым этот кружок продолжил свою деятельность под названием “Общества изучения мусульманского Востока” при Бакинском Университете. Для более глубокого изучения истории в декабре 1919 г. в здании азербайджанского парламента был создан первый национальный исторический музей –“Истиглал”.

    После падения Азербайджанской Демократической Республики (1920) стали предприниматься шаги по подчинению исторической науки коммунистической идеологии, интересам государства и правящей большевистской партии, превращению её в средство пропаганды и подтверждения преимуществ социализма. В начале 1921 г., с целью обеспечения идеологического руководства над наукой и образованием, при Народном комиссариате просвещения (НКП) Азербайджанской ССР был организован академический отдел. Через  год на базе этого отдела возник Ученый совет, координировавший научные, в том числе, исторические исследования в республике. Постоянный рост ассигнований на науку благоприятствовал расширению исторических исследований. Несмотря  на создание в центре  империи еще в 19 в. различных исторических обществ (в том  числе, армянских и грузинских), занимавшихся изучением истории народов,  живущих на Кавказе до его завоевания, в Азербайджане такие комиссии появились  лишь в 1920 г., после советизации (исключение составляло “Общество изучения мусульманского Востока” (1919).

    В июне 1920 г. при музейно-экскурсионном подотделе (Музэкскурс) отдела внешкольной работы НКП были образованы Учебный музей родного края – “Истиглал”, Комиссия по охране памятников старины и Общество изучения родного края. Перед этими организациями стояла задача обнаружения на территории Азербайджана древних памятников старины, исследование их состояния и степени изученности, проведение и дальнейшее планирование исторических исследований. Созданное в Учебном музее родного края – “Истиглал” историко-археологическое общество приобрело архив законодательного отдела парламента Азербайджанской Демократической Республики, материалы особых комиссий при Министерстве иностранных дел, систематизировало их и таким образом, выявило новые ценные источники, позволившие раскрыть подлинную сущность исторических событий.

    В период постепенной идеологизации истории, с целью сбора и изучения материалов по истории Октябрьской революции, создаётся Азистпарт (1921) – местный орган  функционировавшей с 1920 г. в Москве Комиссии истпарта (истории партии). В 1928 г. на базе Азистпарта был организован институт по изучению истории классовой борьбы и коммунистической партии в Азербайджане. В 1930 г. он стал называться Азербайджанским филиалом Института Маркса-Энгельса-Ленина, а с 1956 г. – Институтом  истории партии при ЦК АКП – Институтом марксизма-ленинизма при ЦК КПСС.

    В 1923 г. начало свою деятельность Общество обследования и изучения Азербайджана – важный научный центр, изучающий историческое прошлое азербайджанского народа. В создании этого общества, объединившего в своих рядах деятелей науки, культуры и просвещения, большую роль сыграли: Нариман Нариманов, Самед ага Агамалыоглу, Габиб Джабиев, а также профессора Бакинского Университета (Н.Ашмарин, А.Багри, В.Трофимов, Д.Головин, П.Жузе, В.Смирнов-Логинов, Д.Урусов, Е.А.Пахомов, В.Сысоев и др.). Во многих  уездных и областных центрах республики были организованы местные органы общества. Нухинским отделением руководил Рашидбек Эфендиев, Гянджинским – Джавадбек Рафибеков, Нахчыванским – Гусейн Мусаев, Губинским – Мамеднаби Эфендизаде, Лянкяранским – Алиашраф Исмайлов, Ханларским – Якоб Туммель. Налаживание  научных связей с ленинградскими и московскими учеными, руководство Ленинградским отделением такого видного востоковедаисторика, как В.В.Бартольд, способствовало углублению и расширению исторических исследований. В 1925 г. вышел в свет специальный орган общества – “Известия Общества обследования и изучения Азербайджана”. В 1926–27 гг. началось издание “Материалов по истории Азербайджана”, вышли два номера “Путей исследования Азербайджана”.

    В 1923 г. была опубликована “История Азербайджана” Рашид бека Исмайлова (1877–1942) – первый, после А.Бакиханова, обобщающий труд по истории Азербайджана, а также “Краткий курс истории Азербайджана” Е.Пахомова. “Краткий очерк истории Азербайджана (Северного)” секретаря Азербайджанского Археологического комитета, профессора В.Сысоева, активно работавшего в историко-этнографической комиссии общества, был издан в 1925 г.

    Большой интерес для изучения истории народа представляют исследования об Азербайджане московских и ленинградских профессоров, тесно сотрудничавших с работавшими в обществе азербайджанскими учёными. Среди них можно назвать “Краткий обзор истории Азербайджана” академика В.В.Бартольда, цикл его лекций на тему “Место прикаспийских областей в мусульманском мире”, прочтенных студентам факультета востоковедения Бакинского Университета, исследования учёного по Деде Горгуду и др., труды академика А.Е.Крымского по истории Габалы и Шеки, статьи академика А.Самойловича, в т.ч. “Кавказ и тюркский мир”, работу академика И.И.Мещанинова “Культура доисторического Азербайджана и Урарту”, переводы арабских источников об Азербайджане, выполненные профессором-арабистом  П.К.Жузе, и десятки других  работ.

    Открывшийся в 1924 г. в Баку I Всеазербайджанский краеведческий съезд определил пути решения важных вопросов в сфере истории и краеведения.

    В 1929 г. Общество обследования и изучения Азербайджана было преобразовано в Азербайджанский научно-исследовательский институт (АзНИИ). Хотя общество продолжило свою деятельность в составе института как историко-этнографическое отделение, главной проблемой в сторических исследованиях было изучение классовой борьбы в Азербайджане. Наряду с этим, в институте функционировала Научно-исследовательская ассоциация марксистов. В 1932 г. на базе АзНИИ было образовано Азербайджанское отделение Закавказского филиала АН СССР, а историко-этнографическое отделение стало сектором филиала. В 1935 г. Азербайджанское отделение Закавказского филиала было преобразовано в Азербайджанский филиал АН СССР.

    Серьёзные изменения, происходившие в советском обществе во 2-й половине 20-х годов, превратили историческую науку Азербайджана в “орудие культурной революции”. Для подготовки марксистских историков нового мировоззрения – “красных специалистов” из центра в Азербайджан были направлены “красные профессора”. Эти ученые (А.Попов, А.Никишин, В.Покшишевский, С.Иткин, А.Дубнер, С.Сеф, Н.Пчелин, А.Ратгаузер, А.Раевский, О.Штейн и др.), начавшие заниматься исследованием истории Азербайджана, создали труды, отвечавшие требованиям нового идеологического мышления. Многие проблемы азербайджанской истории остались неизученными. Значительно сократилось число местных, азербайджанских, кадров историков. Первый в Азербайджане кандидат исторических наук Абдулазиз Саламзаде, а также Вели Хулуфлу, Агамир Мамедов, Рашид бек Исмайлов, Ахмед Ахмедов и другие азербайджанские историки стали жертвами репрессий.

    Создание в 1935 г. в системе Азербайджанского филиала АН СССР сначала Института истории, этнографии и археологии, в конце июня 1941 г. объединенного Института истории, языка и литературы, а позже – самостоятельного Института истории хотя и позволило расширить исследования отечественной истории, но существующая политическая обстановка, нехватка кадров, связанная с продолжающимися репрессиями, не устранила фальсификации и недостатки в подходе к событиям. Несмотря на малочисленность исторических исследований (в основном, по источниковедению и историографии Азербайджана), организованные Институтом истории и Музеем истории Азербайджана совместные археологические и этнографические экспедиции позволили собрать богатейший материал для освещения древней и средневековой истории Азербайджана.

    Нападение в начале 40-х годов фашистской Германии на Советский Союз изменило направление исследований азербайджанских историков, ряды которых поредели из-за репрессий и призыва на войну. В 1941 г. историки опубликовали (на правах рукописи) на русском языке “Краткий очерк истории Азербайджана”. Тема борьбы нашла свое отражение в ряде трудов того периода.

    С образованием в марте 1945 г. общереспубликанского научного центра – Академии наук, историческая наука вступила в новый этап, но в условиях административно-командной системы не смогла освободиться от идеологических оков. В 1946 г. в “Известиях АН” были опубликованы краткие обобщающие “Очерки истории Азербайджана”. Эта работа, с одной стороны, показала необходимость расширения и углубления исследований по истории Азербайджана, а с другой – выявила еще недостаточную изученность источников на разных языках, отсутствие единой концепции, слабое, а порой полное отсутствие исследований отдельных периодов истории.

    Формирование в Азербайджане в 40-50-х гг. поколения ученых-историков позволило решить многие проблемы. В 1954 г. Исхак Джафарзаде и академик Играр Алиев впервые опубликовали на русском языке “Очерки по древней истории Азербайджана”. В этот же период вышли статьи по истории античных азербайджанских государств – Атропатены и Кавказской Албании. Изданная в 1956 г. монография академика Абдулкерима Ализаде “Социально-экономическая и политическая история Азербайджана в 13-14 вв.” по сей день сохраняет свою научную значимость. Начиная с 40-х годов, средневековой истории Азербайджана посвятил свои исследования и академик Исмаил Гусейнов.

    В конце 50-х – начале 60-х гг. был издан трехтомник “Истории Азербайджана” (в четырех книгах). В этом труде, сохраняющем, из-за постановки некоторых проблем, свою значимость и по сей день, были предприняты попытки решить многие вопросы, которые не являлись ранее объектом исследования – происхождение, формирование народа, характер различных государственных образований, существовавших на территории Азербайджана.

    Несмотря на малочисленность ученых, занимавшихся древней и средневековой историей Азербайджана, в эти годы велись серьезные исследования. С 50-х годов в статьях по истории Кавказской Албании объектом исследования стала одна из сложных проблем – этнический состав и язык населения древнего Азербайджана. Единственным фундаментальным трудом по древней истории Азербайджана стала “История Мидии” И.Алиева (Баку, 1960). По истории античного периода была издана книга З.И.Ямпольского “Древняя Албания в 3-1 веках до н.э.” (Баку, 1962).

    В 50–60-е гг. в новый этап вступило изучение средневековой истории Азербайджана. В отличие от предыдущих работ, в которых особое значение придавалось, в основном, вопросам завоевания и освободительной борьбы, появились фундаментальные труды. Новое поколение историков достигло больших успехов в изучении истории Азербайджана 7–18 вв.  

    Монография академика Зии Буниятова “Азербайджан в 7–9 веках”, посвященная “арабскому периоду” истории Азербайджана, не потеряла своей значимости и сегодня. З.Буниятов написал также труды по истории государств Атабеков Азербайджана и Хорезмшахов, осуществил переводы с комментариями десятков арабских и османских источников.

    Различные проблемы средневековой истории Азербайджана исследованы в трудах: Мамеда Шарифли – “Феодальные государства Азербайджана во второй половине 9–11 вв.” (Баку, 1978), члена-корреспондента Огтая Эфендиева – “Образование азербайджанского государства Сефевидов в начале 16 века” (Баку, 1961), Сары Ашурбейли – “Очерк истории средневекового Баку” (Баку, 1964), “Государство Ширваншахов (6–16 вв.)” (Баку, 1983).

    Развитие исторической науки в последующие годы нашло отражение в монографиях Юсифа Юсифова – “Элам. Социально-экономическая история” (Москва, “Наука”, 1968), Солмаз Гашгай – “Из истории Маннейского царства” (Баку, 1977), Кямала Алиева “Кавказская Албания” (Баку, 1974), “Античные источники по истории Азербайджана” (Баку, 1986), Тофига Мамедова – “Албания и Атропатена” (Баку, 1977), Сары Касумовой – “Южный Азербайджан в 3–7 веках” (Баку, 1983), члена-корреспондента Фариды Мамедовой – “Политическая история и историческая география Кавказской Албании” (Баку, 1985), академика Наили Велиханлы – “Арабские географы – путешественники 9–12 веков об Азербайджане” (Баку, 1974), “Арабский халифат и Азербайджан” (Баку, 1993), Микаила Гейдарова – “Города и городское ремесло Азербайджана в 13–17 веках” (Баку, 1982), Рауфа Гусейнова – “Сирийские источники об Азербайджане” (Баку, 1960), Вагифа Пириева – “Азербайджан в период упадка государства Хулагуидов” (Баку, 1978), члена-корреспондента Ягуба Махмудова – “Взаимоотношения государств Аггоюнлу и Сефевидов с западноевропейскими странами” (Баку, 1991), “Азербайджанская дипломатия” (Баку, 1996), Шахина Фарзалиева – “Азербайджан и Османская империя (15–16 века)” (Баку, 1994), Али Рахмани – “Азербайджан в конце 16–начале 17 вв.” (Баку, 1981), Фуада Алиева – “Азербайджано-российские отношения (15–18 века)” (Баку, 1985) и др. Одним из значительных достижений азербайджанской историографии этого периода является публикация разноязычных источников по Азербайджану.

    Книга Ю.Б.Юсифова “Элам. Социально-экономическая история”. Москва, 1968

    В эти годы важные результаты были достигнуты и в изучении истории Азербайджана 19–20 вв. Работы академика Алисохбата Сумбатзаде “Сельское хозяйство Азербайджана в 19 веке” (Баку, 1958), “Промышленность Азербайджана в 19 веке” (Баку, 1964), члена-корреспондента Махмуда Исмайлова “Сельское хозяйство Азербайджана в начале 20 века” (Баку, 1960), “Дореволюционная история нефтяной промышленности Азербайджана” (совместно с М.Ибрагимовым, Баку, 1991), Гаси Абдуллаева “Азербайджан в 18 веке и его отношения с Россией” (Баку, 1965) и др. оказали влияние на развитие исторической науки. Заслуги в области изучения истории 20 в., в т.ч. советского периода, имеют академики Джамиль Гулиев, Пюста-ханум Азизбекова, Тофиг Кочарли, члены-корреспонденты Зульфали Ибрагимов, Алиовсат Гулиев, Гараш Мадатов и др..

    Начиная с 1974 г. возник вопрос о создании на основе достигнутых исторической наукой успехов нового многотомника по истории Азербайджана. Несмотря на подготовку разных проектов, опасность выхода за идеологические рамки тоталитарного советского режима помешала созданию многотомника Эта работа ещё больше осложнилась с началом территориальных притязаний Армении и событий в Нагорном Карабахе. Советские правящие круги, подходившие к процессам с позиции двойных стандартов, воспрепятствовали выявлению настоящей правды, допустили искажение и фальсификацию происходящих событий. Именно поэтому первый том многотомника истории Азербайджана увидел свет лишь в 1998 г. В фундаментальном 7-томнике “Истории Азербайджана”, изданном в 1998–2003 гг., исследована отечественная история с древнейших времен по современный период.

     Лит.: Губайд ули н Я. 10 ил ичярисин дя Азярбайъанда тарих елминин инкишафы. Б., 1930; Щц с е й н з а д я Я. 19 ясрин икинъи йарысын да Азярбайъан тарихшцнаслыьы. Б., 1967; С у м б а т з а д е А. С. Азербайджанская историография 19–20 веков. Б., 1987; Ш ц к ц р о в К. Азярбайъан тарихи. Ы щ. Елминя зяри вя практик проблемляри. Б., 2004; Керимо в а Тамилла. Из истории Национальной Академии Наук Азербайджана. Б., 2005.

    10.5.2. История

    Как и у всех народов, ранние исторические представления и знания древних азербайджанцев в дописьменную эпоху находили отражение в передаваемых устно сказаниях, мифах и легендах. Эти мифические сказания, демонстрирующие отношения людей друг к другу, а также к природе, были иникой реальных исторических событий и фактов в обобщённой художественной форме. Образование государства увеличило потребность в исторических знаниях, а появление письменности позволило собирать и фиксировать исторические факты и события. Древние азербайджанцы, использовали ещё в эпоху мезолита – неолита самый древний вид письма – пиктографический (рисуночный), что получило отражение на многих наскальных рисунках Гобустана. А с помощью возникшей в начале 3 тысячелетия до н.э. клинописи они стали записывать важные факты и события. Основные знания об этом историческом периоде собраны в шумеро-аккадских, а позже – в ассирийских и урартских источниках. Сведения, содержащиеся в них, подтверждают наличие у создавших на территории Азербайджана первое государство маннейцев, а также у мидян своей письменности и местных секретарей, которые вели эти записи.

    Из сведений античных авторов явствует, что в период нахождения азербайджанских земель под властью Ахеменидов продолжалось фиксирование событий в официальных документах и летописях, устная передача исторических знаний древних азербайджанцев через легенды и сказания. Геродот (5 в. до н.э.), сообщавший о возникшем ещё в 7 в. до н.э. на территории Азербайджана Скифском царстве, особо отмечал среди использованных источников значение сказаний скифов, передаваемых из поколения в поколение.

    Создание в начале 1 тысячелетия до н. э. Зороастром, который, судя по сведениям средневековых авторов и зороастрийской традиции был родом из Азербайджана, новой религиозно-философской системы, появление уже в эпоху Ахеменидов священных книг “Авесты”, формирование авестийского канона именно в Азербайджане является признаком развития исторических знаний  древних  азербайджанцев .

    Согласно зороастрийской традиции, Авеста, сожженная в 4 в. до н.э. по приказу Александра Македонского [336–323 гг. до н.э.] и сохранившаяся лишь в переводах, была собрана и канонизирована по приказу сасанидского правителя Шапура I [239–272]. Этот письменный памятник имеет важное значение для уяснения исторических представлений древних азербайджанцев.

    Необходимость фиксирования исторических фактов и событий с точки зрения государственных интересов положила начало этой традиции, а образование античных государств Азербайджана – Атропатены и Албании стало причиной формирования исторических знаний. Несмотря на то, что информация об этом и предыдущих периодах дошла до нас в основном по произведениям античных авторов, наличие у древних азербайджанцев обширных исторических знаний подтверждается частой ссылкой античных историков на местные документы, письма и предания.

    Сведения античных и раннесредневековых авторов подтверждают наличие у древних жителей Азербайджана – албанов старого алфавита, не сохранившегося ни в одном из дошедших до нас памятников. Эти сведения также доказывают, что возникший в 5 в., после распространения христианства, новый албанский алфавит был усовершенствован именно на основе предшествовавшего.

    Как и другие народы Сасанидской империи, жители самой крупной её части – азербайджанцы, начиная с 3 в., играли важную роль в развитии Сасанидской культуры. Благоприятная историко-культурная среда в Албании, возникшая после распада Сасанидского государства, способствовала ещё большему расширению здесь исторических знаний. Сведения, отраженные до этого лишь в народных преданиях, различных религиозных документах, письмах, хрониках, стихах, по заказу албанского правителя Джаваншира (7 в.) были записаны Моисеем Каланкатуйским в “Истории албан”. Впоследствии произведение было дополнено четырьмя главами, отражающими правление князя Арцаха-Хачына Гасана Джалала [1215–61], строительство при нем Ганзасарского монастыря.

    Вхождение в 7–8 вв. земель Азербайджана в состав Арабского Халифата, в результате арабских завоеваний, произвело коренные изменения в исторической судьбе азербайджанцев. В этот период постепенно ослабевали национально-этнические границы, арабский язык, как показатель культуры, вытеснял в научном, религиозном и литературном творчестве местные языки, использование арабского языка в делопроизводстве считалось, в соответствии со специальным указом халифа, обязательным расширялись и приобретали важную значимость исторические знания. Под влиянием этих факторов азербайджанцы, вместе с другими народами, принявшими ислам, объективно стали вовлекаться в  общемусульманскую культуру.

    Используя работы средневековых арабских историков и географов, сделавших очень многое для собирания исторических знаний и создания на их основе исторических трудов, сами азербайджанцы тоже вовлекались в научную и культурную жизнь Халифата. Функционирование с 9 в., как и в других крупных городах Халифата, в азербайджанских городах Барда, Ардебиль, Марага, Дербент, Шамахы, Нахчыван и др. культурных центров (школ, библиотек, мечетей и т.д.) способствало расширению исторических знаний и исторического мышления, углублению представлений о сущности исторических процессов и т. д. Учёные, не желавшие вести научные дискуссии и диспуты в “домах Аллаха” – мечетях, уже в 10 в. положили начало специальным учебным заведениям – медресе. В источниках указаны имена таких азербайджанских ученых, как, ал-Бардаи, анНашави (Нахчыванлы), ал-Гянджеви, ат-Тебризи, ал-Бакуви, ал-Марагаи, писавших свои труды на языке науки того времени – арабском. Эти ученые, будучи представителями двух культур – азербайджанской и арабо-мусульманской, своей деятельностью сыграли большую роль в трансформации исторических знаний на научную основу. Несмотря на использование арабского языка в литературно-научном творчестве, тюркоязычные азербайджанцы продолжали создавать фольклорные произведения, отражающие отношение народа к историческим событиям. Среди песен, баяты, пословиц и других литературных жанров особое место занимает дастан, повествуемый народным сказителем – озаном Деде Горгудом. Этот дастан, отражающий события 6–8 вв., возник в тот же период в устной форме и окончательно сформировался в 7–9 вв. Значение исторических знаний в последующие годы более возросло под влиянием возникших ещё в 1-й половине 8 в. среди народов Ирана патриотических устремлений “шубийа” (“шууб” – “народы”), направленных против Халифата. Эти устремления широко распространились в литературе 8-9 веков и еще больше усилились в период независимых и полунезависимых государств Азербайджана, образовавшихся в результате ослабления  Халифата. Возросло увлечение преданиями о влиянии и могуществе иранских шахов, возглавлявших доарабское “справедливое общество”, историей и литературой Ирана, фарсидским языком. По этой причине тюркоязычные азербайджанцы стали отдавать предпочтение фарсидскому языку (особенно, в литературе), а такие видные поэты эпохи, как Гатран Тебризи, Низами Гянджеви, Хагани Ширвани писали свои произведения в основном на этом языке.

    Исследования подтверждают, что хотя в эту эпоху местные произведения и создавались на арабском, фарсидском и др. языках, их авторами были именно азербайджанцы. В период, когда формировалось албанское самосознание, важное место заняли “Свод законов”, “Албанская хроника”, “Трагедия Хосрова Гянджинского” Мхитара Гоша, “История” Киракоса Гянджинского.

    Источники указывают на значительное количество исторических трудов, созданных в этот период, большинство из которых, однако, не дошло до наших дней. В их числе можно назвать труд “Тарих – и Азербайджан” тебризца Фахраддина Абул-Фазла Исмаила ибн Мусанны, читавшего лекции в медресе “Низамийе”, открытом в 1067 г. в Багдаде. Среди других азербайджанских ученых, преподававших в этом медресе, считавшемся главным очагом науки –“университетом” эпохи, были Хатиб Тебризи, Абу Хафс Омар ибн Осман ал-Гянджеви, Таджаддин Абу-л-Фадаил Мухаммед ибн Хусейн ал-Урмави и др., глубоко исследовавшие и пропагандировавшие исторические знания.

    Сложные исторические события эпохи находили отражение, причем в некоторых случаях, более обширное, в творчестве знаменитых поэтов. В произведениях Гатрана Тебризи, Афзаладдина Хагани, Низами Гянджеви, Фелеки Ширвани, Иззеддина Ширвани, Муджираддина Бейлагани и др. собраны ценные сведения, которые отсутствуют в исторических источниках.

    В 13–14 вв. в Азербайджане, как и в других регионах Ближнего и Среднего Востока, произошел значительный прогресс в изучении истории. Открытие медресе в Тебризе, Баку, Ардебиле, Шамахы, Гяндже, Нахчыване, Дербенте, Мараге и др. городах, функционирование библиотек создавали благоприятные условия для развития исторической науки. Для фиксации исторических событий во дворцах была учреждена должность “вагианавис” (“записывающий события”, хронист). Однако подобная фиксация в основном приводилась в соответствие с политикой и интересами правителей, исторические труды превращались в оду тем или иным правящим кругам.

    Наряду с этим, запись исторических событий их непосредственным участником и свидетелем помогала понять исторические взгляды и отношение к эпохе, и к тому же была первым шагом на пути перехода истории на научную основу. Именно в этот период появились не дошедшие до наших дней труды Абул Хейджа арРаввади “Тарих- и Азербайджан”, ал-Бардаи “Тарих- и Арран” и др. В начале 14 в. руководимые  Фазлуллахом Рашидаддином тебризские историки составили многотомный исторический труд, имеющий мировое значение, – “Джами ат-таварих” (“Сборник летописей”). Этот письменный памятник может быть оценен как образец исторического мышления средневековья. В произведении азербайджанского историка 14 века Мухаммеда ибн Хиндушаха Нахчывани “Дастур ал-катиб” собрано множество документов, отражающих политическую, общественную, экономическую историю страны. Труды Хамдуллаха Газвини, Ахмеда ибн Мухаммеда, Абдуррашида ал-Бакуви, Абу Бакра ал-Кутби охватывают исторические и географические знания об Азербайджане и соседних регионах. Эти историки, бывшие по происхождению азербайджанцами, но в соответствии с требованиями времени, писавшие на фарсидском языке, в своих трудах под названием “Диван” или “Тарих”, наряду с описанием событий эпохи, по-новому интерпретировали старый материал, почерпнутый из произведений предшественников. Этот творческий метод в основном применялся в подражаниях – ответах на труды предшественников.

    В 15 в. историки (Абу Бакр Тихрани, Фазлуллах ибн Рузбихан Хунаджи и др.), наряду с представителями других наук, тоже приглашались во дворцы правителей Гарагоюнлу и Аггоюнлу.

    С образованием в начале 16 в. азербайджанского государства Сефевидов историческая наука достигла высокого уровня развития. Этому способствовал прогресс библиотечного дела, наличие в библиотеках Тебриза, Ардебиля, Шамахы, Баку, Гянджи, Мараги, Нахчывана тысяч произведений на разных языках по истории и другим областям наук, переписывание знаменитыми азербайджанскими каллиграфами древних рукописей, создание миниатюр, отражающих события, описываемые в данных рукописях. Такие азербайджанские историки, как Хасан бек Румлу, Искендер бек Мюнши, Орудж бек Баят (Дон Жуан Персидский) не ограничивались лишь описанием исторических событий, они, по мере возможностей, высказывали индивидуальное отношение и взгляды на события. Несмотря на противоречивые комментарии, в этих произведениях обширно изложены факты, даны копии шахских указов, дипломатических документов, писем.

    Исторические знания занимают важное место в письменной и устной литературе данного периода, в том числе, в ашугской поэзии. В отличие от азербайджанских  историков, писавших на фарсидском языке, мастера художественного слова (шах Исмаил Хатаи, Мухаммед Физули, Хазани и др.) создавали свои произведения также на азербайджанском языке, освещая в них отдельные исторические факты и события. Исторические знания в 16–17 вв. получили отражение в ашугской поэзии посредством таких народных сказителей, как Гурбани, Аббас Туфарганлы, Сары Ашиг, Хаста Гасым, а также дастанов и эпосов “Кероглу”, “Шах Исмаил-Таджлы”, “Гурбани-Пери”, “Аббас-Гюльгяз”.

    В 18 в. при написании исторических трудов азербайджанские ученые использовали не только арабский и фарсидский, но и родной язык. Дошедшие до нас небольшие труды неизвестных науке авторов – “Таварихи-замани Шах Аббас ибн Худабенде” (1711) и “Сефевидские падишахи” представляют интерес для изучения политической и экономической истории.

    Образование в Азербайджане ханств создало условия для ещё большего расширения исторических знаний, формирования исторического сознания на основе отношения к происходящим событиям, появлению исторических произведений локального характера. Многие ученые средневековья для повышения своего образования и знаний отправлялись в далекие страны. Гаджи Зейналабдин Ширвани (1780– 1838), проведший 40 лет своей жизни в путешествии, прославился как известный историк своей эпохи, описав увиденное и свое отношение к событиям в книгах “Риязусаяха”, “Худайгус-саяха” и “Бустанус-саяха”, которые А.Бакиханов называл “ценной и полезной сокровищницей”.

    Историк, служивший при дворце Фатали шаха, долгое время бывший визирем Тебризско-Хойского ханства, Абдурразаг бек Дунбули (1762–1827), используя рукописи дворцовых “вагианависов” и другие источники, написал такие труды, как “Маасир-и Султанийе” (“Памятники Султанийе”), “Тарих-и Данабиле” (“История Дунбули” и т.д.) Среди авторов трудов по локальной истории своеобразное положение занимает Керим ага Фатех, написавший в 1829 г. “Краткую историю шекинских ханов”.

    Исторические представления и отношение к драматическим событиям эпохи отражались в письменной и устной литературе 18 в. Стихи в форме пятистиший поэтов Шакира, Ага Месиха, Махджура Наби, а также Молла Вели Видади и Молла Панаха Вагифа являются интересными образцами, отражающими исторические знания эпохи.

    Захватническая политика Ирана и России в конце 18-начале 19 вв. в скором времени изменила политическую карту Азербайджана. Происходившие события привели к коренной трансформации в научно-культурной жизни Азербайджана. Влияние русской и европейской культуры привело к формированию новых взглядов на исторические события. Созрело новое поколение историков, сохранивших и развивших лучшие традиции азербайджанской средневековой историографии, стремившихся изучать историю Азербайджана на уровне современной мировой науки. Это поколение, берущее начало с Аббасгулу ага Бакиханова, заложило основу  нового этапа в изучении истории Азербайджана: начался процесс перехода истории на научную  основу.

    Труд А.Бакиханова “ГюлистаниИрам” (1841), охватывающий историю с древнейших времен до первого этапа российского завоевания – Гюлистанского договора (1813), хотя и был написан на фарсидском языке, объективная необходимость требовала его перевода на русский язык. А.Бакиханов, работавший переводчиком в канцелярии Главного управления наместника Кавказа, в 1844 г. вместе со своим коллегой - Василием Кузьминым, перевел произведение на русский язык. Этот труд, высоко оценённый научной общественностью России (академиками М.Броссе, Б.Дорном и др.), еще при жизни автора отдельными частями публиковался в периодической печати. Однако целиком он впервые увидел свет (на русском языке) в 1926 г., в Баку. В 1951 г. произведение было издано на азербайджанском языке.

     Большую роль в развитии исторической науки Азербайджана сыграл Мирза Кязым бек, прозванный “патриархом русского востоковедения” (1802–70). Его труды “Дербенднаме”, “История народов, проживающих в Средней Азии в древности”, “Мюридизм и Шамиль”, “Исламская история”, “Баб и бабиды”, изданные в Петербурге, посвящены истории не только Азербайджана и Кавказа, но и народов Средней и Центральной Азии, Ближнего и Среднего Востока.

    Рост интереса к изучению военно-политической и общественно-экономической истории находившегося под российской оккупацией Северного Азербайджана стимулировал написание в 19 в. десятков произведений по заданию и заказу царского правительства. Эти труды, являвшиеся большей частью продуктом пера царских чиновников и офицеров, считающиеся сегодня бесценным источником для изучения последних 200 лет истории Кавказа, в том числе, Азербайджана, дали толчок местным историческим исследованиям. Местные авторы, следуя традициям средневековых “вагианависов”, фиксировали события, происходящие в своих ханствах, и, по-прежнему, отдавали предпочтение написанию региональной истории. Среди них особое значение имеют труды по истории Карабахского ханства, написанные Мирза Адыгёзал беком, Мирза Джамалом Джаванширом Гарабаги, Ахмед беком Джаванширом, Мир Мехди Хазани, Рзагулу беком Мирза Джамал оглу, Мирза Рагимом Фена, Гасанали ханом Гарадаги. Среди историков этого периода, освещавших, как правило, события политической истории, можно назвать Абдуллятифа Эфенди, описавшего краткую историю Шекинского ханства на 12-ти страницах, Гаджи Сеида Абдулгамида, написавшего произведение на эту же тему, Искендер бека Гаджинского – автора   изданного в 1847 г. в двух номерах газеты “Кавказ” труда о жизни Фатали хана Губинского, Сеидали Кязым бек оглу – автора “Джавахирнамеи Лянкяран” (1869) о Лянкяранском   ханстве.                                                                            

    2-я половина 19 в. знаменательна возникновением новых идейных течений в исторической науке Азербайджана. Труды таких  представителей просветительско-демократического течения, как Мирза Фатали Ахундзаде (Ахундова) (1812–78) – “Письма Кямалуддовле”, Сеид Азима Ширвани (1835–88) – “История Ширванского ханства” и “Древние памятники Ширванского края”, статьи Гасан бека Зардаби (1842–1907), опубликованные в “Экинчи” и других газетах, имеют особую значимость в свете изучения общественно-экономической, политической и культурной жизни эпохи.

    Последователи  этих просветителей – Нариман Нариманов, Султанмеджид Ганизаде, Хабиб бек Махмудбеков, Фиридун бек Кочарли, Рашид бек Эфендиев, Теймур бек Байрамалибеков и др. своими выступлениями в кавказской, а также в российской прессе  оказывали прогрессивное воздействие на развитие исторической мысли в  Азербайджане.

    Общественные процессы в Азербайджане в конце 19-начале 20 вв. способствовали превращению Баку в один из крупных промышленных и культурных центров Российской империи. Однако великодержавная политика царизма в отношении живущих в колониальных условиях мусульман-азербайджанцев замедляла процесс формирования национальной интеллигенции. На это оказывало воздействие и отсутствие высших учебных заведений, малочисленность и запоздалость открытия школ нового типа, ограниченное число библиотек и читален. Азербайджанцы, получавшее высшее образование в России и других зарубежных странах, обучались техническим наукам. В связи с этим число исторических произведений, созданных в данные годы, было незначительным.

    Изменения в общественно-политической и культурной жизни, связанные с образованием в 1918 г. Азербайджанской Демократической Республики, сделали актуальным вопрос более глубокого изучения отечественной истории, формирования нового взгляда на неё. Краткий период Республики ознаменовался началом нового этапа в истории развития научного мышления в Азербайджане. В 1919 г. открылся Бакинский Университет, были предприняты серьёзные шаги по подготовке высококвалифицированных кадров, а также в области исторических исследований. В том же году в Баку, а чуть позже в Гяндже возник “Кружок любителей восточной археологии и истории”. Созданный Джавад беком Рафибековым, Рашид беком Эфендиевым, Евгением Пахомовым этот кружок продолжил свою деятельность под названием “Общества изучения мусульманского Востока” при Бакинском Университете. Для более глубокого изучения истории в декабре 1919 г. в здании азербайджанского парламента был создан первый национальный исторический музей –“Истиглал”.

    После падения Азербайджанской Демократической Республики (1920) стали предприниматься шаги по подчинению исторической науки коммунистической идеологии, интересам государства и правящей большевистской партии, превращению её в средство пропаганды и подтверждения преимуществ социализма. В начале 1921 г., с целью обеспечения идеологического руководства над наукой и образованием, при Народном комиссариате просвещения (НКП) Азербайджанской ССР был организован академический отдел. Через  год на базе этого отдела возник Ученый совет, координировавший научные, в том числе, исторические исследования в республике. Постоянный рост ассигнований на науку благоприятствовал расширению исторических исследований. Несмотря  на создание в центре  империи еще в 19 в. различных исторических обществ (в том  числе, армянских и грузинских), занимавшихся изучением истории народов,  живущих на Кавказе до его завоевания, в Азербайджане такие комиссии появились  лишь в 1920 г., после советизации (исключение составляло “Общество изучения мусульманского Востока” (1919).

    В июне 1920 г. при музейно-экскурсионном подотделе (Музэкскурс) отдела внешкольной работы НКП были образованы Учебный музей родного края – “Истиглал”, Комиссия по охране памятников старины и Общество изучения родного края. Перед этими организациями стояла задача обнаружения на территории Азербайджана древних памятников старины, исследование их состояния и степени изученности, проведение и дальнейшее планирование исторических исследований. Созданное в Учебном музее родного края – “Истиглал” историко-археологическое общество приобрело архив законодательного отдела парламента Азербайджанской Демократической Республики, материалы особых комиссий при Министерстве иностранных дел, систематизировало их и таким образом, выявило новые ценные источники, позволившие раскрыть подлинную сущность исторических событий.

    В период постепенной идеологизации истории, с целью сбора и изучения материалов по истории Октябрьской революции, создаётся Азистпарт (1921) – местный орган  функционировавшей с 1920 г. в Москве Комиссии истпарта (истории партии). В 1928 г. на базе Азистпарта был организован институт по изучению истории классовой борьбы и коммунистической партии в Азербайджане. В 1930 г. он стал называться Азербайджанским филиалом Института Маркса-Энгельса-Ленина, а с 1956 г. – Институтом  истории партии при ЦК АКП – Институтом марксизма-ленинизма при ЦК КПСС.

    В 1923 г. начало свою деятельность Общество обследования и изучения Азербайджана – важный научный центр, изучающий историческое прошлое азербайджанского народа. В создании этого общества, объединившего в своих рядах деятелей науки, культуры и просвещения, большую роль сыграли: Нариман Нариманов, Самед ага Агамалыоглу, Габиб Джабиев, а также профессора Бакинского Университета (Н.Ашмарин, А.Багри, В.Трофимов, Д.Головин, П.Жузе, В.Смирнов-Логинов, Д.Урусов, Е.А.Пахомов, В.Сысоев и др.). Во многих  уездных и областных центрах республики были организованы местные органы общества. Нухинским отделением руководил Рашидбек Эфендиев, Гянджинским – Джавадбек Рафибеков, Нахчыванским – Гусейн Мусаев, Губинским – Мамеднаби Эфендизаде, Лянкяранским – Алиашраф Исмайлов, Ханларским – Якоб Туммель. Налаживание  научных связей с ленинградскими и московскими учеными, руководство Ленинградским отделением такого видного востоковедаисторика, как В.В.Бартольд, способствовало углублению и расширению исторических исследований. В 1925 г. вышел в свет специальный орган общества – “Известия Общества обследования и изучения Азербайджана”. В 1926–27 гг. началось издание “Материалов по истории Азербайджана”, вышли два номера “Путей исследования Азербайджана”.

    В 1923 г. была опубликована “История Азербайджана” Рашид бека Исмайлова (1877–1942) – первый, после А.Бакиханова, обобщающий труд по истории Азербайджана, а также “Краткий курс истории Азербайджана” Е.Пахомова. “Краткий очерк истории Азербайджана (Северного)” секретаря Азербайджанского Археологического комитета, профессора В.Сысоева, активно работавшего в историко-этнографической комиссии общества, был издан в 1925 г.

    Большой интерес для изучения истории народа представляют исследования об Азербайджане московских и ленинградских профессоров, тесно сотрудничавших с работавшими в обществе азербайджанскими учёными. Среди них можно назвать “Краткий обзор истории Азербайджана” академика В.В.Бартольда, цикл его лекций на тему “Место прикаспийских областей в мусульманском мире”, прочтенных студентам факультета востоковедения Бакинского Университета, исследования учёного по Деде Горгуду и др., труды академика А.Е.Крымского по истории Габалы и Шеки, статьи академика А.Самойловича, в т.ч. “Кавказ и тюркский мир”, работу академика И.И.Мещанинова “Культура доисторического Азербайджана и Урарту”, переводы арабских источников об Азербайджане, выполненные профессором-арабистом  П.К.Жузе, и десятки других  работ.

    Открывшийся в 1924 г. в Баку I Всеазербайджанский краеведческий съезд определил пути решения важных вопросов в сфере истории и краеведения.

    В 1929 г. Общество обследования и изучения Азербайджана было преобразовано в Азербайджанский научно-исследовательский институт (АзНИИ). Хотя общество продолжило свою деятельность в составе института как историко-этнографическое отделение, главной проблемой в сторических исследованиях было изучение классовой борьбы в Азербайджане. Наряду с этим, в институте функционировала Научно-исследовательская ассоциация марксистов. В 1932 г. на базе АзНИИ было образовано Азербайджанское отделение Закавказского филиала АН СССР, а историко-этнографическое отделение стало сектором филиала. В 1935 г. Азербайджанское отделение Закавказского филиала было преобразовано в Азербайджанский филиал АН СССР.

    Серьёзные изменения, происходившие в советском обществе во 2-й половине 20-х годов, превратили историческую науку Азербайджана в “орудие культурной революции”. Для подготовки марксистских историков нового мировоззрения – “красных специалистов” из центра в Азербайджан были направлены “красные профессора”. Эти ученые (А.Попов, А.Никишин, В.Покшишевский, С.Иткин, А.Дубнер, С.Сеф, Н.Пчелин, А.Ратгаузер, А.Раевский, О.Штейн и др.), начавшие заниматься исследованием истории Азербайджана, создали труды, отвечавшие требованиям нового идеологического мышления. Многие проблемы азербайджанской истории остались неизученными. Значительно сократилось число местных, азербайджанских, кадров историков. Первый в Азербайджане кандидат исторических наук Абдулазиз Саламзаде, а также Вели Хулуфлу, Агамир Мамедов, Рашид бек Исмайлов, Ахмед Ахмедов и другие азербайджанские историки стали жертвами репрессий.

    Создание в 1935 г. в системе Азербайджанского филиала АН СССР сначала Института истории, этнографии и археологии, в конце июня 1941 г. объединенного Института истории, языка и литературы, а позже – самостоятельного Института истории хотя и позволило расширить исследования отечественной истории, но существующая политическая обстановка, нехватка кадров, связанная с продолжающимися репрессиями, не устранила фальсификации и недостатки в подходе к событиям. Несмотря на малочисленность исторических исследований (в основном, по источниковедению и историографии Азербайджана), организованные Институтом истории и Музеем истории Азербайджана совместные археологические и этнографические экспедиции позволили собрать богатейший материал для освещения древней и средневековой истории Азербайджана.

    Нападение в начале 40-х годов фашистской Германии на Советский Союз изменило направление исследований азербайджанских историков, ряды которых поредели из-за репрессий и призыва на войну. В 1941 г. историки опубликовали (на правах рукописи) на русском языке “Краткий очерк истории Азербайджана”. Тема борьбы нашла свое отражение в ряде трудов того периода.

    С образованием в марте 1945 г. общереспубликанского научного центра – Академии наук, историческая наука вступила в новый этап, но в условиях административно-командной системы не смогла освободиться от идеологических оков. В 1946 г. в “Известиях АН” были опубликованы краткие обобщающие “Очерки истории Азербайджана”. Эта работа, с одной стороны, показала необходимость расширения и углубления исследований по истории Азербайджана, а с другой – выявила еще недостаточную изученность источников на разных языках, отсутствие единой концепции, слабое, а порой полное отсутствие исследований отдельных периодов истории.

    Формирование в Азербайджане в 40-50-х гг. поколения ученых-историков позволило решить многие проблемы. В 1954 г. Исхак Джафарзаде и академик Играр Алиев впервые опубликовали на русском языке “Очерки по древней истории Азербайджана”. В этот же период вышли статьи по истории античных азербайджанских государств – Атропатены и Кавказской Албании. Изданная в 1956 г. монография академика Абдулкерима Ализаде “Социально-экономическая и политическая история Азербайджана в 13-14 вв.” по сей день сохраняет свою научную значимость. Начиная с 40-х годов, средневековой истории Азербайджана посвятил свои исследования и академик Исмаил Гусейнов.

    В конце 50-х – начале 60-х гг. был издан трехтомник “Истории Азербайджана” (в четырех книгах). В этом труде, сохраняющем, из-за постановки некоторых проблем, свою значимость и по сей день, были предприняты попытки решить многие вопросы, которые не являлись ранее объектом исследования – происхождение, формирование народа, характер различных государственных образований, существовавших на территории Азербайджана.

    Несмотря на малочисленность ученых, занимавшихся древней и средневековой историей Азербайджана, в эти годы велись серьезные исследования. С 50-х годов в статьях по истории Кавказской Албании объектом исследования стала одна из сложных проблем – этнический состав и язык населения древнего Азербайджана. Единственным фундаментальным трудом по древней истории Азербайджана стала “История Мидии” И.Алиева (Баку, 1960). По истории античного периода была издана книга З.И.Ямпольского “Древняя Албания в 3-1 веках до н.э.” (Баку, 1962).

    В 50–60-е гг. в новый этап вступило изучение средневековой истории Азербайджана. В отличие от предыдущих работ, в которых особое значение придавалось, в основном, вопросам завоевания и освободительной борьбы, появились фундаментальные труды. Новое поколение историков достигло больших успехов в изучении истории Азербайджана 7–18 вв.  

    Монография академика Зии Буниятова “Азербайджан в 7–9 веках”, посвященная “арабскому периоду” истории Азербайджана, не потеряла своей значимости и сегодня. З.Буниятов написал также труды по истории государств Атабеков Азербайджана и Хорезмшахов, осуществил переводы с комментариями десятков арабских и османских источников.

    Различные проблемы средневековой истории Азербайджана исследованы в трудах: Мамеда Шарифли – “Феодальные государства Азербайджана во второй половине 9–11 вв.” (Баку, 1978), члена-корреспондента Огтая Эфендиева – “Образование азербайджанского государства Сефевидов в начале 16 века” (Баку, 1961), Сары Ашурбейли – “Очерк истории средневекового Баку” (Баку, 1964), “Государство Ширваншахов (6–16 вв.)” (Баку, 1983).

    Развитие исторической науки в последующие годы нашло отражение в монографиях Юсифа Юсифова – “Элам. Социально-экономическая история” (Москва, “Наука”, 1968), Солмаз Гашгай – “Из истории Маннейского царства” (Баку, 1977), Кямала Алиева “Кавказская Албания” (Баку, 1974), “Античные источники по истории Азербайджана” (Баку, 1986), Тофига Мамедова – “Албания и Атропатена” (Баку, 1977), Сары Касумовой – “Южный Азербайджан в 3–7 веках” (Баку, 1983), члена-корреспондента Фариды Мамедовой – “Политическая история и историческая география Кавказской Албании” (Баку, 1985), академика Наили Велиханлы – “Арабские географы – путешественники 9–12 веков об Азербайджане” (Баку, 1974), “Арабский халифат и Азербайджан” (Баку, 1993), Микаила Гейдарова – “Города и городское ремесло Азербайджана в 13–17 веках” (Баку, 1982), Рауфа Гусейнова – “Сирийские источники об Азербайджане” (Баку, 1960), Вагифа Пириева – “Азербайджан в период упадка государства Хулагуидов” (Баку, 1978), члена-корреспондента Ягуба Махмудова – “Взаимоотношения государств Аггоюнлу и Сефевидов с западноевропейскими странами” (Баку, 1991), “Азербайджанская дипломатия” (Баку, 1996), Шахина Фарзалиева – “Азербайджан и Османская империя (15–16 века)” (Баку, 1994), Али Рахмани – “Азербайджан в конце 16–начале 17 вв.” (Баку, 1981), Фуада Алиева – “Азербайджано-российские отношения (15–18 века)” (Баку, 1985) и др. Одним из значительных достижений азербайджанской историографии этого периода является публикация разноязычных источников по Азербайджану.

    Книга Ю.Б.Юсифова “Элам. Социально-экономическая история”. Москва, 1968

    В эти годы важные результаты были достигнуты и в изучении истории Азербайджана 19–20 вв. Работы академика Алисохбата Сумбатзаде “Сельское хозяйство Азербайджана в 19 веке” (Баку, 1958), “Промышленность Азербайджана в 19 веке” (Баку, 1964), члена-корреспондента Махмуда Исмайлова “Сельское хозяйство Азербайджана в начале 20 века” (Баку, 1960), “Дореволюционная история нефтяной промышленности Азербайджана” (совместно с М.Ибрагимовым, Баку, 1991), Гаси Абдуллаева “Азербайджан в 18 веке и его отношения с Россией” (Баку, 1965) и др. оказали влияние на развитие исторической науки. Заслуги в области изучения истории 20 в., в т.ч. советского периода, имеют академики Джамиль Гулиев, Пюста-ханум Азизбекова, Тофиг Кочарли, члены-корреспонденты Зульфали Ибрагимов, Алиовсат Гулиев, Гараш Мадатов и др..

    Начиная с 1974 г. возник вопрос о создании на основе достигнутых исторической наукой успехов нового многотомника по истории Азербайджана. Несмотря на подготовку разных проектов, опасность выхода за идеологические рамки тоталитарного советского режима помешала созданию многотомника Эта работа ещё больше осложнилась с началом территориальных притязаний Армении и событий в Нагорном Карабахе. Советские правящие круги, подходившие к процессам с позиции двойных стандартов, воспрепятствовали выявлению настоящей правды, допустили искажение и фальсификацию происходящих событий. Именно поэтому первый том многотомника истории Азербайджана увидел свет лишь в 1998 г. В фундаментальном 7-томнике “Истории Азербайджана”, изданном в 1998–2003 гг., исследована отечественная история с древнейших времен по современный период.

     Лит.: Губайд ули н Я. 10 ил ичярисин дя Азярбайъанда тарих елминин инкишафы. Б., 1930; Щц с е й н з а д я Я. 19 ясрин икинъи йарысын да Азярбайъан тарихшцнаслыьы. Б., 1967; С у м б а т з а д е А. С. Азербайджанская историография 19–20 веков. Б., 1987; Ш ц к ц р о в К. Азярбайъан тарихи. Ы щ. Елминя зяри вя практик проблемляри. Б., 2004; Керимо в а Тамилла. Из истории Национальной Академии Наук Азербайджана. Б., 2005.