Azərbaycan Milli Ensiklopediyası
“Azərbaycan” xüsusi cildi (rus dilində) (1. ОБЩАЯ ИНФОРМАЦИЯ - 14.2. ГОСУДАРСТВЕННЫЕ ДЕЯТЕЛИ АЗЕРБАЙДЖАНА (1918–2005 годы))
    10.5.3. Археология

    Изучение археологических памятников Азербайджана началось в начале 19 в. В 1829 г. Александр Яновский, направленный сюда Российской Императорской Археологической Комиссией, провел исследования по выявлению на территории Азербайджана древних исторических памятников. Результатом его исследований стала опубликованная им в 1846 г. в журнале Министерства Народного Просвещения статья “О древней Кавказской Албании”. В 1834 г. шведский путешественник Дюбуа де Манпери произвел археологические раскопки на территории современного Гей-Гельского района в Азербайджане, а, выявленные археологические материалы, были им отправлены во Францию.

    В 1884 г. русский востоковед Николай Ханыков собрал сведения о некоторых средневековых памятниках Азербайджана, в том числе и о памятниках в Барде и в Нахчывана. В 1862 г. французский путешественник Адольф Берье сообщает о некоторых памятниках в Муганской зоне. В 1870 г., работавший в Нахчыване школьным инспектором, К.Никитин собрал коллекцию древних каменных топоров и других инструментов, используемых при добыче каменной соли в Нахчыванских солянных пещерах. В 80-е годы 19 в. один из сотрудников фирмы “Сименс и К”, занимавшейся добычей и выплавкой медной руды в Гедабекском районе, В.Белк обратил внимание на расположенные в зоне рудников древние могилы эпохи поздней бронзы и раннего железа типа “каменных ящиков”. В Гедабеке и в окрестных селах В.Белк раскопал более 300 могил этого типа. Весь археологический материал был отправлен им в Германию, в Гамбургский и Мюнхенский музеи. В этот же период французский археолог Жак де Морган в зоне горного Талыша раскопал более 230 могил периода поздней бронзы и раннего железа, и наиболее ценные археологические материалы этих могил были им отправлены во Францию, где по сей день они хранятся в Сен-Жерменском музее.

    В 1892–1903 гг. преподаватель немецкого языка реального училища в городе Шуше Эмиль Реслер исследовал в зоне Гарабага и реки Гянджачай ряд памятников периода бронзы и раннего железа и представил подробный отчет о своих исследованиях. В 1896 г., русский офицер Н.Федоров собрал много ценных материалов с памятников в местности Гызылбурун в Нахчыване. В этом же году по поручению Московского Археологического Общества Алексей Ивановский исследовал погребения многочисленных могильников в западных регионах Азербайджана. В 1903 г., работавший в Еленендорфе (современный город Гей-Гель) в аптеке химиком, Г.Розендорф осуществлял раскопки древних могил в долине реки Гянджачай. Отчет о его исследованиях был опубликован в 1906 г. в Санкт-Петербурге в очередном издании “Отчет Императорской Археологической комиссии”.

    Как видно из вышеуказанного до начала 20 в. изучением археологических памятников на территории Азербайджана занимались иностранцы. Нередко главной целью таких “исследований” были поиски кладов или желание заработать на продажах уникальных предметов из могильного инвентаря. Поэтому раскопки зачастую велись без соответствующей методики, фиксации и составления  научных отчетов. Даже, когда исследования проводились в научных целях, наиболее ценные, с точки зрения раскопщиков изделия отправлялись на родину этих исследователей.

    Археология, как самостоятельное направление в азербайджанской исторической науке, стала формироваться в 20–30-е годы 20 в. Важным шагом в этом направлении стало создание в 1920 г. Азербайджанского Государственного Музея Истории, который стал осуществлять учет и исследование археологических памятников. С целью планомерного изучения археологических памятников на территории Азербайджана в 1923 г. создается еще два научных центра – Азербайджанский Археологический Комитет и Общество обследования и изучения Азербайджана. Таким образом 20-30-е годы 20 в. стали новым этапом в развитии археологической науки и в формировании национальных кадров – археологов в Азербайджане. В эти годы начинаются планомерные археологические исследования памятников в Мильской степи, в средневековом городище Оренгале, памятников Нахчывана, Гянджа-Газахской зоны и в зоне Малого Кавказа. Большой вклад в изучение этих памятников в 30-е годы вносят археологи: Алескер Алекперов, Исхак Джафарзаде, Давуд Шарифов, Салех Казиев и Якоб Гуммель.

    Первые масштабные археологические работы в Азербайджане начались в 40-е послевоенные годы 20 в. в связи со строительством крупнейшей тогда на всем Южном Кавказе Мингечаурской ГЭС. Здесь в 1946–53 гг. исследовались десятки археологических памятников различных исторических эпох оказавшихся в зоне затопления в связи с созданием Мингечевирского озера. Хронологический диапазон этих памятников охватывал период от ранней бронзы (III тыс.до н.э) до позднего средневековья. Это были поселения и городища, курганы и могильники, культовые и оборонительные сооружения и.т.д. Исследователи обнаружили десятки тысяч образцов материальной культуры различных эпох, позволивших углубить, а в ряде случаев и пересмотреть многие вопросы древней и средневековой истории Азербайджана.

    В 1939 г. впервые были взяты на учет сегодня всемирно известные наскальные рисунки Гобустана. Но их планомерные исследования начались с 1947 г. На  сегодняшний день здесь зафиксировано и взято на учет более шести тысяч наскальных рисунков, относящихся к периодам от верхнего палеолита до средневековья. Одновременно здесь исследованы стоянки первобытных людей, древние поселения и многочисленные разнообразные погребальные памятники.

    В 1951 г. начались исследования древнего поселения Кюльтепе I в Нахчыване. Исследования показали, что мощность культурного слоя этого уникального памятника достигаетт 22 метра и относится к четырям историческим периодам. Нижний пласт культурного слоя поселения Кюльтепе I стал первым исследованным на Южном Кавказе памятником раннеземледельческого неолита и энеолита. Этот памятник, отражающий материальную и духовную культуру ранних земледельческо-скотоводческих племен, стал эталоном при изучении других энеолитических и раннебронзовых памятников всего Южного Кавказа.

    Одним из наиболее значимых достижений азербайджанской археологической науки стало выявление в 1960 г. в Карабахе, в долине реки Гуручай пещерной стоянки Азых. Этот уникальный памятник, относящийся к периоду нижнего палеолита, показал что Южный Кавказ – один из древнейших очагов антропогенеза, и, что первобытные люди заселили этот регион около двух миллионов лет тому назад.

    Интенсивное развитие археологической науки в Азербайджане начинается с 70-х годов прошлого века. В этот период были выявлены многочисленные памятники различных исторических эпох, и на многих из них начались широкомасштабные археологические исследования, которые научно доказали, что территория Азербайджана не только один из древнейших очагов расселения людей, но и регион ранних цивилизаций. С целью интенсификации археологических исследований в Гяндже, Шамахе, Кабале, Гахе и Шабране были созданы археологические базы и во всех регионах стали функционировать археологические экспедиции. В это же время во всех районных центрах Азербайджана были созданы историко-краеведческие музеи. Быстрое развитие археологической науки привело к тому, что в 1974 г. в структуре Института Истории Академии Наук Азербайджана создается Сектор археологии и этнографии, а в 1993 г. на базе этого Сектора создается Институт Археологии и Этнографии Национальной Академии Наук Азербайджана.

    В расширении археологических исследований в Азербайджане большую роль сыграло изучение исторических памятников в зоне новостроек. В 80-е годы 20 в. в связи со строительством газопровода Гарадаг – Маздок началось широкомасштабное исследование средневекового города Шабран, расположенного на территории современного Шабранского района. Раскопки показали, что на протяжении всего средневековья город Шабран был важным торгово-ремесленным центром, расположенным на оживленной международной торговой трассе, идущей вдоль западного побережья Каспийского моря с юга на север. В городе были раскопаны и исследованы торгово-ремесленные кварталы, производственные очаги, жилые и общественные здания, системы водоснабжения, оборонительные и культовые сооружения и многие другие элементы средневековой городской инфраструктуры. В этот же период, в связи с сооружением Шамкирского водохранилища и строительством Еникендской ГЭС в зоне этих новостроек были исследованы десятки археологических памятников, относящихся к периодам поздней бронзы и раннего железа, античности и средневековья. Рост числа археологических исследований в зоне новостроек привел к созданию в 1980 г. в структуре Сектора Археологии и Этнографии специального отдела археологических исследований на новостройках.

    После принятия в 1998 г. закона “Об охране памятников истории и культуры” и присоеденения в 1999 г. Азербайджанской республики к международной конвенции “Об охране археологического наследия”, Институт Археологии и Этнографии еще больше активизировал исследование уже известных памятников археологии и расширил работы по выявлению и включению в список охраняемых государством историко – культурных объектов, новых археологических памятников. В 2001–03 гг. специальная экспедиция Института Археологии и Этнографии осуществляла комплексные работы по изучению археологических памятников на территории Нахчыванской Автономной Республики. Здесь можно выделить исследования известного своими петроглифами памятника эпохи бронзы Гямигая в Ордубадском районе.

    В 2002–05 гг., в связи со строительством нефтепровода Баку–Тбилиси–Джейхан и Южного-Кавказского газопровода Баку–Тбилиси–Эрзерум осуществлялись самые широкомасштабные в истории Азербайджана изучения археологических памятников в зоне новостроек. Сотрудники Института Археологии и Этнографии Национальной Академии Наук Азербайджана исследовали сотни древних могил и около двадцати поселений в зоне этих труб опроводов на более сорока участках, относящихся к различным историческим эпохам. Некоторые из исследованных в зоне трубопроводов памятники, например курганы Союгбулага, поселение Беюк Кесик I, Пойлу II и другие, позволили внести коррективы в ряд вопросов археологии всего Кавказа эпохи энеолита.

    В настоящее время в Азербайджанской республике исследованы и продолжают изучаться сотни археологических памятников, начиная от древних периодов каменного века, до позднего средневековья.

    Среди изученных памятников периода палеолита следует особо отметить, выявленную в 1960 г. Мамедали Гусейновым в Карабахе, в долине реки Куручай, пещерную стоянку нижнего палеолита – Азыхскую пещеру. Комплексное исследование этого памятника позволило установить, что пещера была заселена уже 2 млн.лет тому назад. В 1968 г. а Азыхской пещере был найден фрагмент челюсти первобытного человека, возраст которого более 350 тыс.лет. Азыхский человек – азыхантроп является одним из древнейших, известных сегодня науке, останков первобытного человека. В Азыхской пещере выявлен самых древних в мире очаг с золой, возраст которого 700 тыс. лет и примитивные строительные остатки, возраст которых 350 тыс.лет. В Азыхской пещере несколько залегающих друг под другом культурных археологических горизонтов, позволяющих проследить развитие каменной индустрии практически на протяжении всего нижнего палеолита, формирование ранних общественных отношений, взаимоотношений древнего человека с окружающей средой. В плане решения этих вопросов аналога Азыхской пещере в мировой археологической науке пока нет.

    Периоды среднего (мустье) и верхнего палеолита в Азербайджане исследованы на базе пещерных стоянок Таглар в Карабахе, Зар в Кельбаджарском районе, Газма в Нахчыванской А.Р., Дашсалахлы и Дамджылы в Казахском и Бузеир в Лерикском районах и целого ряда открытых стоянок в местности Джейранчел в Акстафинском районе.

    Исследование памятников среднего каменного века – мезолита (12–8 тыс. до н.э.) и нового каменного века – неолита (8–7 тыс. до н.э) позволили проследить образ жизни, хозяйственный уклад, религиозные представления, развитие изобразительного искусства, а так же изучить сложный процесс перехода от присваивающего хозяйства (собирательство и охота) к производящему (земледелие и скотоводство).

     Самым известным памятником этого исторического периода является расположенный в 60-ти км. к югу от Баку Гобустан.

    Памятники Гобустана, охватывающие исторический период от конца верхнего палеолита до позднего средневековья, впервые были обнаружены в 1939 г. известным азербайджанским археологом Исаком Джафарзаде. Славу Гобустана составляют его уникальные наскальные рисунки, и этот памятник со стороны ЮНЕСКО был включен в число памятников уникального культурно-исторического наследия человечества. Здесь выявлено и взято на учет более 6-и тысяч наскальных изображений. Как показывают исследования, самые древние из них относятся к периоду верхнего палеолита и являются уникальными образцами первобытного искусства.

    На сегодняшний день в Азербайджане выявлено и взято на учет более 100 памятников периодов раннеземледельческого неолита и энеолита (вторая пол. 7 – первая пол. 4 тыс. до н.э.). На некоторых из них проведены первичные исследовательские работы, а некоторые стали объектами масштабных многолетних исследований. Большое количество раннеземледельческих памятников на территории Азербайджана показатель того, что это – один из ранних очагов обработки меди, чему в немалой степени содействовало наличие в Азербайджане богатых залежей медной руды.

    Одним из наиболее хорошо исследованных памятников периода энеолита в Азербайджане является поселение Кюльтепе I в Нахчыванской А.Р. Этот, расположенный в 8 км. от города Нахчыван памятник был исследован Османом Абибуллаевым. Исследования показали, что этот охватывающий территорию в 1,5 га., памятник имеет 22 метровый культурный слой состоящий из многочисленных горизонтов. Нижний 9-ти метровый культурный слой относится к периодам неолита и энеолита. Весь холм сверху до низу насыщен фрагментами материальной культуры, золой, камнями, остатками строений и могилами. В нижних энеолитических горизонтах поселения Кюльтепе I были выявлены строительные остатки, хозяйственные ямы, очаги и обжигательные печи, кости различных животных, предметы из камня, глины и кости, остатки пщеницы, погребения и.т.д. Среди энеолитических материалов с поселения преобладают различные по функциональному назначению орудия из обсидиана и камня, в том числе и более трехсот фрагментов от набранных серотипов среди орудий изготовленных из базальта следует отметить топоры, молоты, булавы, клинья и другие

    Среди костяных орудий периода энеолита преобладают скребки, лощила изготовленные из костей крупного рогатого скота. Медные изделия этого памятника представлены лезвиями ножей, бусинами, булавками и различными мелкими украшениями. Среди керамического материала периода энеолита из Кюльтепе I следует отметить высококачественную расписную керамику. На основе раскопок этого памятника была выделена кюльтепинская археологическая культура.

    В энеолитическом слое поселения Кюльтепе I выявлено 85 погребений. Покойников хоронили скорченном положении на левом или правом боку или на спине с произвольной ориентацией головы. Иногда трупы посыпали красной охрой. Обряд посыпания трупов охрой зафиксирован и в энеолитических слоях поселений Бабадервиш и Аликемектепе.

    О строительной технике, различных отраслях хозяйства, орудия труда и ботовых предметах энеолитического периода широкие сведения дал памятник Шомутепе в Акстафинском районе. Мощность неолитического слоя, на этом памятнике составляет 1,5 м. На исследованной площади более 400 м2 были выявлены остатки круглоплановых жилищ и многочисленных хозяйственных построек. Были раскопаны такие известные памятники этого круга как Тойретепе, Гаргалартепеси и др. Полученные с этих памятников артефакты, позволяют дать реконструкцию оседло-земледельческой жизни и хозяйства их жителей. Выявленные различные виды зерновых культур, изготовленные из рогов и костей животных мотыги, составные серпы и другие орудия труда свидетельствуют о высоком уровне развития земледельческой культуры, а многочисленные остеологические материалы говорят и о наличии развитого скотоводческого хозяйства.

    Раскопки последних лет на поселениях Гасансу (Акстафинский р-н), Геойтепе (Товузский р-н) и Кюльтепе (Агджабединский р-н) дали ценные сведения о жизни населения эпохи неолита Азербайджана.

    Анализ керамических изделий с поселения Лейлатепе в Агдамском и районе показал, что часть сосудов изготовлена на простом по конструкции гончарном круге. До этих исследований считалось, что гончарный круг в Азербайджане впервые появился в период поздней бронзы, в конце 2 тыс. до н.э. Но после исследований керамики с энеолитического поселения Лейлатепе стало ясно, что гончарный круг использовался в керамическом производстве Южного Кавказа уже в 4 тыс. до н.э.  При раскопках поселения Аликемектепе было выявлено значительное количество костей одомашненной лошади. Это означало, что в конце 5–4 тыс. до н.э. лошадь в Азербайджане уже была домашним животным и этот регион является очагом древнего коневодства.

    Таким образом, проводимые в 60-80-е годы 20 в. под руководством д.и.н., чл.-корр. НАНА Идеала Нариманова, исследована показали, что наряду с энеолитическими памятниками типа Кюльтепе I имеются еще две группы неолит–энеолитических памятников, отличающихся от кюльтепинских и друг от друга по целому ряду признаков. Это энеолитические памятники типа Шомутепе и Лейлатепе. На основе исследований этих памятников были выделены шомутепинская и лейлатепинская археологические культуры.

    Одним из важнейших достижений в изучении памятников энеолита в Азербайджане стало исследование в 2004– 05 гг. в зоне нефтепровода Баку–Тбилиси–Джайхан и газопровода Баку–Тбилиси–Эрзерум ряда памятников этого периода. Среди них особое место занимают поселения Беюк Кесик I и Пойлу II в Акстафинском районе. Эти поселения, относящиеся к памятникам Лейлатепинского круга, подтвердили выдвигавшуюся ранее теорию о миграций племен Северной Месопотамии в конце 5–4 тыс. до н.э. на Южный Кавказ. Исследование в зоне указанных трубопроводов в местности Союгбулаг Акстафинского района курганов периода энеолита стало новым явлением в археологии Кавказа. До этого считалось, что населения Южного Кавказа в эпоху энеолита хоронило людей на территории поселения, и погребения этого периода за пределами поселений почти не были известны. Союгбулагские захоронения окончательно доказали существования некрополя за пределами поселения на всем Южном Кавказе. Сегодня - это самые древние курганы, известные в этом регионе.

     Исследованиями доказано, что в Азербайджане много памятников и периода бронзы.

    Памятники периода ранней бронзы известны в Азербайджане под названием Кура-Аракской археологической культуры. Это археологическая культура, сформировавшись в междуречье Куры и Аракса, затем распространился на весь Южный Кавказ, Восточную Анатолию, северо-запад Ирана и другие регионы Передней Азии.

    На территории Азербайджана выявлены и взяты на учет десятки памятников, относящихся к кура-аракской культуре или же имеющие культурные слои этого периода. Наиболее значительными и хорошо исследованными среди них являются поселения Кюльтепе I (второй слой) Кюльтепе II (нижний слой) Шортепе, Ашагы Дашарх, Махта I и Махта II, Гямичая в Нахчыванской А.Р.; ранние петроглифы Кельбаджара и Абшерона, ранние памятники древнего Мингечевира; часть  амятников Гобустанского историко-археологического комплекса; поселение Серкертепе в Хачмазском и поселение Бабабдервиш в Газахском районах, поселения Гарахаджылы, Бойахмедлы, Гаракепектепе, Гюнештепе в Карабахе и другие. В этот исторический период земледелие и скотоводство получают дальнейшее развитие, формируется раннебронзовая металлургия, люди осваивают предгорные и горные зоны, происходит переход от мотыжного земледелия к плужному с использованием тягловой силы животного, скотоводство постепенно отделяется от земледелия и становится самостоятельной отраслью хозяйства и происходит первое общественное разделение труда. Все это приводит к значительным изменениям в социальной структуре общества, возникает и усиливается социальное и имущественное неравенство, формируется крупные племена и племенные союзы, частыми становятся межплеменные столкновения.

    Период средней бронзы (конец 3 –первая половина 2 тыс. до н.э.) в Азербайджане исследован на базе изучения таких памятников, как Узерликтепе, Гейтепе, Чинартепе, Гаракепектепе, Наргизтепе, Агтепе, Тохмагтепе и курганов Борсунлу в Карабахе, курганов Гобустана, зоны Гянджачая, Хачбулага и Кюдурлу, Шамкира и Акстафы, грунтовых погребений Шамкира, поселений Мишарчай I и Джафархан на Мугане, погребений типа каменные ящики в зоне горного Талыша.

    Средняя бронза на территории Нахчыванской АР исследована на основе соответствующих слоев поселений Кюлтепе I и Кюлтепе II и таких памятников как Шахтахты, Кызылбурун, Нахаджир и др.

    В отличии от поселения энеолита и Кура-Аракской культуры поселение эпохи средней бронзы охватывали более значительную территорию. Например, поселения Узерликтепе и Гейтепе имели площадь территории более 3 га, а Чинартепе–1 га. В Нахчыванском регионе исследованные поселения этого периода особенно отличались своей монументальностью и напоминали города – государства Древнего Востока. Д.и.н. чл.-корр. НАНА В.Алиев исследовал здесь памятники Кюльтепе II и доказал существование уже в I пол. 2 тыс. до н.э. в Азербайджане древней городской культуры.

    В эпоху средней бронзы ремесло в Азербайджане стало самостоятельной профессией. Оно отделившись от других хозяйственных отраслей, стало стремительно развиваться и таким образом произошло второе крупное общественное разделение труда. Среди ремесленных отраслей этой эпохи особо выделялось гончарство. Ввиду широкого распространения производства монохромной и полихромной керамической посуды, эпоху средней бронзы в Азербайджане иногда называют “культурой крашенной керамики”.

    Эпоха поздней бронзы – раннего железа значительно отличалась рядом своих особенностей от предшествующих исторических этапов. Этот период в истории Азербайджана охватывал 14–8 вв. до н. э.

    Возникшие уже в эпоху ранней бронзы племенные союзы, в новых общественно-экономических условиях еще более окрепли, основы первобытно-общественного строя стали быстро распадаться и формируется классовое общество. На территории Северного Азербайджана были исследованы памятники трех археологических культур этой эпохи: Нахчыванского, ТалышМуганского и Ходжалы-Кадабекского.    

    Нахчыванская культура стала формироваться в эпоху средней бронзы, а в период поздней бронзы – раннего железа она достигла высшего уровня своего развития. Эту культуру отличают поселения с большой территорией (иногда до 30–40 га), с оборонительными укреплениями, с цитаделью (Кюльтепе II, Оглантепе, Чалхантепе, Шахтахты, Галаджик, крепость Садарак, крепость Нахаджир и др.). В Нахчыванской культуре больше всего представлена крашенная монохромная и полихромная керамическая посуда. Погребальные памятники состоят из каменных ящиков, грунтовых могил, кромлехов и курганов.

    Талыш-Муганская культура распространилась в зоне Талышских гор, на юге Мугани и в Ленкоранской низменности. Эта культура первоначально была изучена на основе погребальных памятников (курганов, каменных ящиков, склепов) и главным их отличием является разнообразие типов погребальных памятников. Это связано с природно –географическими условиями и историческими традициями. Но несмотря на эти особенности, в памятниках горных и равнинных территорий, в погребальных обрядах и в составе инвентаря имеется сходство. Кроме типов археологических памятников и погребальных обрядов отличительной особенностью Талыш–Муганской культуры является особая форма бронзовых мечей и кинжалов, в том числе и переднеазиатского типа (седловидная, рельефная, в форме полумесяца), плоские топоры, стрелы и наконечники копий, украшения из драгоценных камней, золота, цилиндрические печати, чернолощеная керамическая посуда и т.д.

    Памятники Ходжалы-Кедабекской культуры исследованы в Карабахе, в бассейне Гянджачая, в Мингечевире, в Дашкесане, в Кедабеке, в Гянджа – Газахском регионах. Характерные для этой культуры исследованы памятники состоят из разного типа погребений (каменные ящики, грунтовые могилы, курганы и кромлехи) и поселений. Среди последних есть поселения с оборонительными укреплениями (Гаратепе, Мисир гышлаг), без оборонительных стен (Битдили, Сарытепе, Ханлар, Мингечевир, Заргартепе и т.д.), поселения сезонного характера (Учтепе). А также известные, как циклопические горные крепостные сооружения, (Дашкесан, Кедабек).

    Среди памятников Ходжалы – Кедабекской культуры наиболее хорошо изучены погребения. Здесь существовали обряды кремации, ингумации, коллективные и одиночные, скорченные или в вытянутом положении погребальные захоронения.

    Все три культуры эпохи поздней бронзы и раннего железа характеризуются высоким уровнем развития керамического производства, металлургии и художественной обработки металла. В погребениях периода поздней бронзы, и раннего железа много разнообразного железного и бронзового оружия, элементов конского снаряжения, украшенный в виде колец, серег, подвесок, диадем, бронзовых орнаментированных поясов, разнообразных бус и т.д. Погребальные памятники фиксирует сильное социальное и имущественное расслоение в обществе.

    Среди археологических памятников середины I тыс. до.н.э. исследованных в Азербайджанской республики следует отметить несколько десятков грунтовых могил 7–5 вв. до н.э. с вытянутыми на спине костяками, которые относятся к числу памятников скифского круга. Среди могильного инвентаря в этих погребениях присутствуют скифские мечи-акинаки наконечниками стрел скифского типа, бронзовые зеркала с рукоятками с зооморфными завершением. Таким образом археологически подтверждаются сообщения письменных источников о проникновении скифов в 7 в. до н.э. на Южный Кавказ и Переднюю Азию.

    Другой группой памятников этого периода являются дворцовые комплексы ахамединского периода. (6–4 вв. до н.э.) исследованные в Газахском (Сарытепе) и Шамкирском (Гараджамирли) районах. Исследованный чл.-корр. НАНА И.А.Бабаевым Гараджамирлинский дворцовый комплекс по площади занимаемой территории и монументальности строений может быть сравним с архитектурой Пересполиса и Пасаргада и не имеет аналогов за пределами Ирана.

    Античная эпоха в истории страны (5 в. до н.э.–3 в.н.э.) также характеризуется высоким уровнем развития общественно – экономической и политической жизни. На территории Северного Азербайджана в этот период возникло первое устойчивое, централизованное государственное образование – Албанское государство. В античный период международные связи Азербайджана еще более расширились, а на самой большой торговой магистрали древнего мира – Великом шелковом пути, одно из направлений которого проходило по территории Северного Азербайджана, возникли и быстро развивались крупные города. Албания, границами которой на севере был Дербентский проход, на юге – р. Аракс, на востоке – Каспийское море, на западе – оз. Гекча (Севан), была густонаселенной страной с большим числом городов и поселений. Проведенные до сегодняшнего дня археологические исследования дали широкое представление о городах и поселениях, о разнообразных погребальных памятниках, хозяйственной жизни, общественном строе материальной и духовной культуры Албании.

    Албанские города и поселения изучены в Кабале, Шамахе, Шеки, Гирдимане, Ахсу, Гейчайской долине, Нахчыване и в Мильской степи. Среди исследованных албанских поселений городского типа особое место занимает Мингечевир. Здесь в культурных слоях албанского периода выявленны культовые, и общественные строения, обломки жилых домов и богатая бытовая утварь. Они позволяют проследить динамику развития общества этого периода. Благодаря Мингечевирским раскопкам удалось проследить процесс формирования античных поселений, и превращения некоторых из них в крупные города. Во время этих раскопок обнаружены образцы древнеалбанской письменности.

    Одним из археологически хорошо изученных городов Албании является столица государства – Кабала, сообщения о которой имеется у многих античных авторов. Развалины этого города, охватывавшего территорию более 25 га, сейчас находятся в селе Чухур – Кабала в Кабалинском районе. Город располагался на высоком холме и его окружали мощные крепостные стены из обожженного кирпича. Город, как показали раскопки, непрерывно функционировал с 4 в. до н.э. до 18 в. н.э.

    Среди других хорошо исследованных албанских городов и крупных поселений следует отметить древнюю Шамаху на территории одноименного района, поселения Гырлартепе, Нюди, Узунбойлар в Агсунском районе; поселения Моллаисаклы и Шыхдере в Исмаиллинском районе; поселения Гара-кобар, Каратепе и Тазакенд в Мильской степи; поселение Мейдантепе в Нахчыванской АР. В последние годы начато исследование еще двух крупных албанских городищ – Шортепе в Бардинском и Галатепе в Агджабединском районах.

    Археологические исследования показали наличие в Азербайджане в античную эпоху высокой городской культуры, торговли, гончарства, ткачества, ювелирного дела, производства стекла, камнеобработки, металлообработки глиптики и торевтики и др. ремесленных отраслей и наличие широких торгово-экономических связей Албании с другими странами и народами.

    Развернутые археологические исследования были проведены и на многих албанских погребальных памятниках. В Албании были погребении разных типов: грунтовые, кувшинные, глиняные ванны, срубные, катакомбные, сырцовые и каменные ящики. Некоторые из них характерны для определенного географического района, а некоторые – для всей территории Албании. Такие типы погребений как грунтовые, каменные ящики, кувшинные и катакомбные функционировали на территории Албании вплоть до распространения здесь ислама.

    Раскопки городских некрополей и сельских могильников Албании дали исследователям богатейший разнообразной фактологический материал позволяющий изучить и реконструировать многие вопросы материальной и духовной истории и культуры Албании. В средневековый период (4–18 вв.) Азербайджан продолжал оставаться страной с высоким уровнем развития сельского хозяйства, ремесла, зодчества, торговли, науки городской культуры и искусства.

    Об этом, наряду с сообщениями средневековых авторов, ярко свидетельствуют и проведенные археологические раскопки  средневековых городов Азербайджана. Многие из этих городов прошли в своем развитии три этапа.

    Первый древний этап охватывает период со второй половины 1 тыс. до н.э. до 3–4 вв. н.э. С периода зарождения в 3 в. феодализма и возникновения новых феодальных государств начинается второй этап в развитии городов Азербайджана (3–4 – 8–9 вв.) а начиная с 9 в. в связи со стремительным развитием и расцветом феодальных отношений в развитии городов начинается третий этап.

    Такие города как Кабала, Нахчыван, Шамахы, Дербент существовали на всех 3 этапах, что вызывает особый интерес к их археологическому исследованию.

    Среди средневековых городов на территории которых производилось широкое археологические исследования можно отметить Баку, Гянджу, Шамаху, Шабран, Барду, Габалу, Торпаггалу, Байлакан и Нахчыван. Исследования на многих их них продолжаются и в настоящее время. Большая заслуга в исследовании ряда средневековых городов Азербайджана принадлежит член-корр. НАНА Г.М.Ахмедову. В последние годы крупномасштабные археологические исследования ведутся на территории средневекового города Шамкира.

    Раскопками установлено, что многие средневековые города Азербайджана являлись крупными ремесленно-торговыми, административно-политическими, научными и культурными центрами страны и на протяжении всего средневекового периода поддерживали тесные многосторонние связи со многими странами и городами Востока и Запада.

    Лит.: Э ю й ц ш о в Р. Б. Азярбайъан археолоэийасы. Б., 1986; Н а р и м а н о в И. Г. Культура древнейшего земледельческо-скотоводческого населения Азербайджана. Б., 1987.

    Гошгар Гошгарлы, Наджаф Мусеибли

    Эпиграфика. Эпиграфика – наука изучающая древние и средневековые надписи на камне, мраморе, дереве, кости и скелете.

    На территории Азербайджана в небольшом количестве сохранились латинские, албанские и пехлевийские надписи. Исследование эпиграфических памятников Азербайджана началось с середины 19 в. академиками Петербургской Академии Наук Н.Ханыковым и Б.Дорном. С начала 20 в. исследованием арабо-персо-тюрко – язычных надписей занимались к.и.н. А.Алескерзаде и С.Керимзаде. Начиная с 1948 г. по всей исторической территории Азербайджана д.и.н., чл.-корр. НАНА М.С.Нейматовой исследовано около 2500 надписей, опубликовано 4 тома “Корпуса эпиграфических памятников Азербайджана”. (I том- Надписи Баку-Абшерона (11–начало 20 в.), II том -надписи Шеки–Закатальской зоны (14– начало 20 в.), III – том надписи Нахчыванской АР (12 начала 20 в.), IV – том надписи Куба-Хачмазской зоны и южного Дагестана (8–начало 20 в.) (Баку 1991–2008 гг.). Представленный к печати V том корпуса посвящена памятникам Гянджи, Ширвана и всей оккупированной армянами территории, V том готовится к печати – “адписи на медных сосудах и оружиях”.

    По всей текстовой классификации надписи подразделяют на три вида: лапидарные документы, дарственные акты – вакфнаме и надписи мемориального характера, надписи повествующие о различных социально-политических событиях, строительные надписи, уточняющие датировку и предназначение того или иного архитектурного памятника.

    В этих надписях указываются имена правителей, мастеров-строителей, архитекторов, каллиграфов, резчиков, должностных лиц, заказчиков; на надгробных надписях – эпитафиях высекаются выдержки из Корана, хадисов, стихи на азербайджанском и персидском языках, поучительные слова и выражения.

    В основание минарета в комплексе Собора в Ичеришехер вмонтирован указ Олджайту Худабанда Эльханида (1304–16) в котором говорится об освобождении жителей Баку от налогов копчури, сарани, нефти, урфи. Там также имеется указ шаха Аббаса I об освобождении жителей от налога малуджахата, исключая вуджухат, лишь часть, попадающего на месяц рамазан.

    Аналогичный указ шаха Аббаса I, высеченный на камне, вмонтирован над выходом мечети в городе Ордубад.

    Документ, повествующий о социально-политических кризисах в стране, написанный тушью на крепком дереве, расположен на арке, соединяющей средние опоры с северной стороны здания мечети в селе Вананд. В надписи говорится о превращении Азербайджана в арену боевых действий в период Ирано-Турецкой войны 1732 г., о разорениях, разрухе, о пленении мирного население, о беженцах, вынужденных спасаться бегством и о дороговизне. Перечисляются цены на продукты.

    Следующими общественными документами являются вакфнаме – дарственные акты. Внутри Собора в городе Шуша на двух каменных плитах на персидском языке, почерком насталич высечен 17-ти строчный вакфнаме дочери Шушинского Ибрагим Хана Товхар Аги. Камни с надписью вмонтированы с правой и с левой стороны входа. В надписях перечисляется вакфное имущество, переданное Товхар Агой в дар двум мечетям и двум медресе и указывается как следует расходовать полученный доход от вакфа.

    В городе Шуша над главной аркой двухэтажного каравансарая на четырех каменных плитах высечено вакфнаме Мешади Хусейна (1306 г.х 1888/89 г.), где также указано вакфное имущество и правила расходования полученной прибыли.

    В эпитафиях встречается обобщенная, порой единственная, информация о различных социально-политических, экономических, культурно-идеологических событиях, религиозные тексты, лирические элегии. Эпитафии помогают изучить мировозрение и творчество мастеров художественной резьбы по камню Азербайджана. Наряду со стихами, газелями, рубай, тарсии классиков мировой литературы Хафиза Ширази, Саади Ширази, Оиара Хайяма, Мохташам Кашани. Мастера – каллиграфы высекали и свои собственные стихи на азербайджанском и персидском языках.

    Среди исследователей бытовало мнение, что лирические элегии на азербайджанском языке в эпиграфике стали появляться начиная с 19 в. Однако эпиграфические исследования на территории Южного Кавказа за последние 60 лет выявили, что стихотворные тексты на азербайджанском языке встречаются на эпитафиях, начиная с начала 16 в.

    Лирические стихи встречаются и в строительных надписях. В этих четверостишиях и рубаи даются имена правителей, должностных лиц, мастеров-строителей, датировка памятника.

    Важную роль в изучении средневековой истории философии – суфизма (тасафувва) играют надписи сохранившиеся на суфийских ханега – социально-политических и идеологических центрах Азербайджана.

    В надписях нашли отражение краткая информация о течениях в исламе, об обществах, о выдающихся, религиозных и общественных деятелях, социально-политическая роль ислама в происходящих в обществе событиях, его политико-экономическая концепция и другие вопросы.

    На основании надписей выявлено и определено наличие в Азербайджане суфийских организаций, их центры, имена шейхов, и их последователей и указаны хронологические рамки их деятельности.

    В надписях 15–17 вв. встречаются имена целого ряда ученых, шейхов, пиров, глав суфийских организаций, деятелей культуры, должностных лиц, с которыми связано возникновение того или иного монотипа.

    По Баку–Абшерону Ходжасан (Хваджа Гасан), Шихлар (Шейхи), Пиршаги (Пире Шаги), Амираджан (Амира Хадж); в Габалинском районе село Гатарван получило свое название от фаталии основателя села – русского генерала Комарова; в Агдамском районе – Шахбабалы; в Ходжалинском районе – Пир Джамал; в Нахчьванской АР – Ших Махмуд, Пиралы; в Гекчайском районе – Ших-Амир, Ших Насир Пиркенд; в Сабирабадском районе – Ших Салахлы, Шихлар, Пир Аббас; в Шамахинском районе – Пир Дадагюнашь; в Губинском раойне – Пир Вахид; в Исмайлинском районе – Пир Абулькысум; в Физулинском районе – Пирахмедли, Пирахмедли Бабы.

    Наименования сел Хазра в Гусарском и Кабалинском районах происходит от титула “Хазрат” Шейха Джунейда и Шейха Мансура. Село Шихакаран в Ленкоранском районе названо в честь суфийского шейха Захида, жившего здесь в период средневековья.Муршуд (учитель, наставник) Шейха Захида Эйнфззатан Джмаладдин Тиланит жил и действовал в селе Пенсар (Бутасар) Астаринского района.

    В качестве примера лечебных пиров можно указать на памятник 15 в. в Худатском районе, именуемом “Дели пири” (Пир сумасшедшего), “Гудуз пири” в селе Хазра Габалинского района. В селе Дедегюнеш Шемахинского района имеется место паломничества, именуемое “Шара оджаги” (Очаг здоровья). Здесь похоронен представитель семьи Дедегюнеш Шейх Мухаммед, умерший примерно в 1602 г.

    Дедегюнеш является титулом дяди со стороны отца Афзаладдина Хагани Кафиаддина. В простонародье он именовался Дедегюнеш из-за своих блестящих медицинских способностей.

    Еще в 9 в. арабы заменили трудно читаемое куфическое письмо на насх. Несмотря на это, в эпиграфике Азербайджана до I половины 14 в. пользовались этим почерком.

    Становление куфическое письма в азербайджанской эпиграфике можно разделить на два периода.

    Первый период охватывает 9–11 вв. К этому периоду относятся надгробья, сохранившиеся в Гарни (ныне тер. Армянской р.), в Шамахе, в Дербенте, в Баку и др. памятники.

    Второй период – 11–14 вв. использовался на архитектурных памятниках, керамических и металлический изделиях и предметах утвари. В 12–14 вв. куфический почерк растительной и геометрической формы нашел отражение в произведениях мастеров Нахчыванской и Тебризской  архитектурных школ.

    Более развитый, с художественной точки зрения, последующий этап в эпиграфике отдает предпочтение почерку сульс. Почерки насх и сульс в отдельные периоды также имели определенную художественную форму.

    Художественное оформление надписей 13–14 вв. почерков насх и сульс отличается от оформления надписей того же почерка 15–17 вв. По декоративно-художественными особенностям, исключая Баиловские камни, самым полноценными периодом для эпиграфических памятников являются 15–16 вв.

    В строительных надписях и эпитафиях 18–19 вв. применялся почерк настаалик, обладающий более раскованной формой выражения.

    Возникший в 15 в. в Тебризской школе каллиграфии и, широко распространенный во всем мусульманском мире, почерк настаалик придерживался симметрии в письме. Этот метод письма значительно усугублял чтение надписи.

    Имена лучших мастеров- строителей, архитекторов, каллиграфов, резчиков, скульпторов, мастеров художественной резьбы по камню 12–19 вв. выявлены с помощью надписей, введены в научный оборот и помещены а таблицах многотомника “Корпуса эпиграфических памятников Азербайджана”.

    Местные строительные материалы серьезно влияли на метод мастеров художественной резьбы по камню, в каллиграфов, технику резьбы.

    В южных областях страны в качестве строительного материала использовался кирпич. Здесь надписи на зданиях выкладывались по блочной технологии из узорчатого кирпича.

    В 12–15 вв. надписи из глазурованного кирпича, украшающие купола и стены мавзолеев, создавали неповторимую картину. Мастера демонстрировали высокое мастерство в деле выкладывания надписей из глазурованного кирпича. Примером могут служить мавзолей Момине Хатун в Нахчыване (12 в.), мавзолей в Гарабаглар (12 в.), Имамзаде в Барде (14 в.), мавзолей в Шейха Сафи в Ардебиле (14–16 вв.), и мавзолей в Гяндже (18 в.).

    Влияние местного материала на работу мастеров-резчиков видно и по надгробным памятникам. Основным рабочим материалом мастеров художественной резьбы по камню Баку–Абшеронской школы являлся камень известняк, мастеров северо-западной зоны – речная галька. На камне известняке можно было высечь желаемую надпись или узор и придать памятнику любую форму. Мастера, созданные ими сундукообразные мемориальные памятники, украшали надписями, растительным и геометрическим орнаментом, схематическими сталактитами, архитектурными элементами в форме арок и стопов. В работу этих мастеров также входят надгробья в виде стел. На Апшероне сохранились такие работы мастера Сейид Taxa Бакуи (18 в.). Более тридцати сундукообразных надгробных памятников созданных Сейид Taxa Бакуи, обнаружены в селе Хазра Габалинского района. (М.Неймат, КЭНА, I–II 2001, рис. 449–492).

    Памятники, созданные мастерами северо-западной зоны составляют в основном надгробья в виде стелы. Речному камню невозможно было придать желаемую форму, поэтому на камне высекались ниша, в которую помещали надпись, растительный и геометрический орнаменты. Эти памятники, в свою очередь, помешались в ниши со стороны головной части могилы, где ненужные части закладывались и застраивались.

    Несмотря на все трудности, мастера северо-западной зоны смогли создать уникальные произведения художественной резьбы по камню.

    Мешедиханым Неймат

    Нумизматика. Азербайджан располагает богатым нумизматическим наследием. Но нумизматика Азербайджана – сравнительно молодая наука. До начала 20 в. в Азербайджане не было ни какой-либо значительной монетной коллекции, и ни нумизмата-специалиста в области нумизматики.

    Монеты из разных металлов (в основном из серебра, меди и золота), чеканенные в течение более чем двухтысячелетнего периода монетарного денежного обращения в Азербайджане, являясь ценными памятниками материальной культуры и важным подспорьем истории техники и искусства, представляют собою незаменимый исторический источник при изучении социально-экономического состояния, политической жизни древнего и средневекового Азербайджана и различных вопросов денежного хозяйства, товарно-денежного обмена, междугородней торговли и внешних связей (экономических, политико-дипломатических, культурных и т. д.).

    Азербайджанские монеты сосредоточены в основном в Национальном Музее Истории Азербайджана Национальной Академии Наук Азербайджана (НМИА). Нумизматический фонд отдела нумизматики и эпиграфики музея, главный центр регистрации, хранения, публикации и показа нумизматических ценностей Республики, насчитывает более 150,000 единиц хранения, большинство которых составляют монеты, чеканенные азербайджанскими государствами. Среди азербайджанских монет особую значимость приобретают первые серебряные монеты – драхмы и тетрадрахмы античной Албании – подражания монетам Александра Македонского, и монеты с монограммой ΑΤΡ (“АТРопатена” – Азербайджан), чеканенные в 3–1 вв. до н. э, серебряные сасанидские драхмы 5–7 вв. ранних азербайджанских монетных дворов Дербенда, Баку, Барды, Нахчывана, Гилана, Ардабиля, Шиза, и монеты с территориальным обозначением AT (“АТурпатакан” – Азербайджан), золотые динары, серебряные дирхемы и медные фельсы азербайджанских феодальных государств 8–11 вв. – Ширваншахов-Мазъядидов (в Ширване), Саджидов, Садаридов, Раввадидов (в Азербайджане), Шеддадидов (в Арране). Благодаря редким медным дирхемам и фельсам эпохи пресловутого серебряного кризиса в денежной торговле 10–13 вв. – своеобразного экономического показателя восточного, в том числе азербайджанского ренессанса, удалось выявить целый ряд имён неизвестных и малоизвестных средневековых феодальных правителей Азербайджана – Гарасунгуридов (Гарасунгур, Алп Гутлуг, Чавли, Хасс-бек), Аксунгуридов (Арслан Аба, Корпа Арслан), Бишкинидов (Бишкин, Махмуд), Маликов Дербенда (Музафар, Бекбарс, абдл-Малик), Мамлюков Азербайджанских Атабеков (Манкли, Иль-Кыпчак), серебряные тенги и медные монеты ряда Ширваншахов 12–16 вв. (Шаханшаха, Бахрама Мирзы, Газибека, Фарруха Яссара II, Бурханали), серебряные и медные эмиссии переставших существовать средневековых азербайджанских городов-монетных дворов (Алагёза, Алынджи, Ареша, Баби, Базара, Балыка, Бигорда, Гаргара, Габалы, Гараагаджа, Гарабаха, Гештасби, Зегама, Махмудабада, Хунана, Шаберана и др.) представляют исключительный научный интерес с точки зрения политической истории и исторической географии Азербайджана.

    Коллекции нумизматического фонда обогащаются за счёт новых находок монет, в особенности монетных кладов, топографический и хронологический анализ которых составляет основную фактологическую базу нумизматических исследований. Любой клад ценен и уникален. Как и подземные богатства (нефть, газ, рудники), монетные клады – достояние народа. Они должны сохраниться для истории народа (за это находчику клада выдаётся премия в размере двадцатипятипроцентной стоимости клада).

    Значительный интерес представляют также хранящиеся в фонде монетные коллекции иностранных государств, в том числе греческих городов (7–4 вв. до н. э.), Рима (4 в. до н. э.–4 в. н. э.), эллинистических государств (Селевкидов, Птоломеев, Парфии, Бактрии, Малоазийских государств Понта, Каппадокии – 3 в. до н.э.–3 в. н. э.), Ирана (Ахеменидов, Сасанидов), Византии, Арабского Халифата (Омеййадов, Аббасидов и других династий 7–12 вв.), западно-европейских, американских государств, Турции (Сельджукидов Рума, Османидов), России, Индии, Китая, Японии и др.

    Азербайджанские монеты привлекали внимание нумизматов ещё с 18 в., но до последнего времени оставались вне серьёзного научного исследования. Среди первых их исследователей особая заслуга принадлежит российским учёным – основоположнику восточной нумизматики и ориенталисту Х.Френу, В.Тизенгаузену, А.Маркову, П.Савельеву и др., в трудах которых наряду с описанием и атрибуцией отмечается роль и значение находимых на территории России азербайджанских монет как исторического источника изучения внешних отношений.

    В связи с образованием нумизматических кабинетов при государственных и частных музеях мира и возросшим вниманием к восточным монетам, азербайджанские монеты издавались в нумизматических журналах Западной Европы, России, США и других стран (“ Revue numismatique “, Paris, “The Numismatic Chronicle”, London, „Numismatische Zeitschrift“, Berlin, „Zeitschrift fur Numismatik“, Vienne, “The Numismatic Literature”, New York) и в монетных каталогах (R. Poole, “Catalogue of Coins of the Shahs of Persia in the British Museum”, London, 1878, S. Lane-Poole, “Catalogue of Oriental Coins in the British Museum”, London, 1876–96, А. Марков, “Инвентарный каталог мусульманских монет императорского Эрмитажа”, СПб, 1896, H. Rabino, “Coins, Medals and Seals of the Shahs of Iran 1500–1941”, Hertford, 1945).

    Зарождение и развитие азербайджанской нумизматики как науки связаны с именем Евгения Александровича Пахомова, который, переехав из Тбилиси в Баку в 1920 г. и поступив на работу в Государственный Музей Азербайджана (ныне НМИА), создал из нескольких десятков монетов первый нумизматеский кабинет-фонд и одновременно читая лекции по нумизматике и археологии в Азербайджанском Государственном Университете (ныне БГУ), изучал, регистрировал монетные находки на территории Азербайджана и опубликовал серию трудов “Монетные клады Азербайджана и других республик, краев и областей Кавказа”, вып. I–IX, Баку, 1926–61, где, наряду с кратким научным описанием и определением монетных находок, изложил свои лаконичные заключения по тем или иным вопросам азербайджанской нумизматики. Его перу принадлежат каталог-корпус “Монеты Азербайджана”, вып. I–II, Баку, 1959–61, и десятки статей по нумизматике, археологии, сфрагистике Азербайджана. По материалам Нумизматического фонда, одного из крупных монетных хранилищ среди стран СНГ, написаны десятки научных статей, защищены докторские (А.Раджабли, М.Сейфеддини), кандидатские (Л.Азимовой, Н.Синициной, С.Касимовой) диссертации. Следует подчеркнуть труды азербайджанских и зарубежных учёных-нумизматов, посвящённых монетым Азербайджана – “Монеты Саджидов”, “Монеты Сефедов” Роберта Фасмера, “Монеты Дайсама ибн-Ибрахима ал-Курди” Алексея Быкова, “Алибайрамлинский клад и некоторые вопросы обращения парфянских монет в Закавказье” Константина Голенко и Али Раджабли, “Клад из Чухур-Кабалы” Владимира Луконина и Али Раджабли, “Бакинский клад” Аги Рагимова, “Клад монет эллинистической эпохи” Ильяса Бабаева и Салеха Газиева, “Основные черты денежного обращения Кавказской Албании” Севды Дадашевой.

    Фонд располагает также большим количеством иностранных монет, обращавшихся и найденных на территории республики. 

    Али Раджабли

Sərlövhə: Azərbaycan Milli Ensiklopediyası, I CİLD
Nəşriyyat: "Azərbaycan Milli Ensiklopediyası" Elmi Mərkəzi
Nəşr yeri: Bakı
Nəşr ili: 2009
ISBN: 978-9952-441-02-4
Səhifələrin sayı: 608
Sərlövhə: Azərbaycan Milli Ensiklopediyası, II CİLD
Nəşriyyat: "Azərbaycan Milli Ensiklopediyası" Elmi Mərkəzi
Nəşr yeri: Bakı
Nəşr ili: 2010
ISBN: 978-9952-441-05-5
Səhifələrin sayı: 604
Sərlövhə: Azərbaycan Milli Ensiklopediyası, III CİLD
Nəşriyyat: "Azərbaycan Milli Ensiklopediyası" Elmi Mərkəzi
Nəşr yeri: Bakı
Nəşr ili: 2011
ISBN: 978-9952-441-07-9
Səhifələrin sayı: 604
Sərlövhə: Azərbaycan Milli Ensiklopediyası, “Azərbaycan” xüsusi cildi (rus dilində)
Nəşriyyat: "Azərbaycan Milli Ensiklopediyası" Elmi Mərkəzi
Nəşr yeri: Bakı
Nəşr ili: 2012
ISBN: 978-9952-441-01-7
Səhifələrin sayı: 881
Sərlövhə: Azərbaycan Milli Ensiklopediyası, IV CİLD
Nəşriyyat: "Azərbaycan Milli Ensiklopediyası" Elmi Mərkəzi
Nəşr yeri: Bakı
Nəşr ili: 2013
ISBN: 978-9952-441-03-1
Səhifələrin sayı: 608
Sərlövhə: Azərbaycan Milli Ensiklopediyası, V CİLD
Nəşriyyat: "Azərbaycan Milli Ensiklopediyası" Elmi Mərkəzi
Nəşr yeri: Bakı
Nəşr ili: 2014
ISBN: 978-9952-441-10-9
Səhifələrin sayı: 592
Sərlövhə: Azərbaycan Milli Ensiklopediyası, VI CİLD
Nəşriyyat: "Azərbaycan Milli Ensiklopediyası" Elmi Mərkəzi
Nəşr yeri: Bakı
Nəşr ili 2015
ISBN: 978-9952-441-11-6
Səhifələrin sayı: 608
1. ОБЩАЯ ИНФОРМАЦИЯ – 14.2. ГОСУДАРСТВЕННЫЕ ДЕЯТЕЛИ АЗЕРБАЙДЖАНА (1918–2005 годы)
    10.5.3. Археология

    Изучение археологических памятников Азербайджана началось в начале 19 в. В 1829 г. Александр Яновский, направленный сюда Российской Императорской Археологической Комиссией, провел исследования по выявлению на территории Азербайджана древних исторических памятников. Результатом его исследований стала опубликованная им в 1846 г. в журнале Министерства Народного Просвещения статья “О древней Кавказской Албании”. В 1834 г. шведский путешественник Дюбуа де Манпери произвел археологические раскопки на территории современного Гей-Гельского района в Азербайджане, а, выявленные археологические материалы, были им отправлены во Францию.

    В 1884 г. русский востоковед Николай Ханыков собрал сведения о некоторых средневековых памятниках Азербайджана, в том числе и о памятниках в Барде и в Нахчывана. В 1862 г. французский путешественник Адольф Берье сообщает о некоторых памятниках в Муганской зоне. В 1870 г., работавший в Нахчыване школьным инспектором, К.Никитин собрал коллекцию древних каменных топоров и других инструментов, используемых при добыче каменной соли в Нахчыванских солянных пещерах. В 80-е годы 19 в. один из сотрудников фирмы “Сименс и К”, занимавшейся добычей и выплавкой медной руды в Гедабекском районе, В.Белк обратил внимание на расположенные в зоне рудников древние могилы эпохи поздней бронзы и раннего железа типа “каменных ящиков”. В Гедабеке и в окрестных селах В.Белк раскопал более 300 могил этого типа. Весь археологический материал был отправлен им в Германию, в Гамбургский и Мюнхенский музеи. В этот же период французский археолог Жак де Морган в зоне горного Талыша раскопал более 230 могил периода поздней бронзы и раннего железа, и наиболее ценные археологические материалы этих могил были им отправлены во Францию, где по сей день они хранятся в Сен-Жерменском музее.

    В 1892–1903 гг. преподаватель немецкого языка реального училища в городе Шуше Эмиль Реслер исследовал в зоне Гарабага и реки Гянджачай ряд памятников периода бронзы и раннего железа и представил подробный отчет о своих исследованиях. В 1896 г., русский офицер Н.Федоров собрал много ценных материалов с памятников в местности Гызылбурун в Нахчыване. В этом же году по поручению Московского Археологического Общества Алексей Ивановский исследовал погребения многочисленных могильников в западных регионах Азербайджана. В 1903 г., работавший в Еленендорфе (современный город Гей-Гель) в аптеке химиком, Г.Розендорф осуществлял раскопки древних могил в долине реки Гянджачай. Отчет о его исследованиях был опубликован в 1906 г. в Санкт-Петербурге в очередном издании “Отчет Императорской Археологической комиссии”.

    Как видно из вышеуказанного до начала 20 в. изучением археологических памятников на территории Азербайджана занимались иностранцы. Нередко главной целью таких “исследований” были поиски кладов или желание заработать на продажах уникальных предметов из могильного инвентаря. Поэтому раскопки зачастую велись без соответствующей методики, фиксации и составления  научных отчетов. Даже, когда исследования проводились в научных целях, наиболее ценные, с точки зрения раскопщиков изделия отправлялись на родину этих исследователей.

    Археология, как самостоятельное направление в азербайджанской исторической науке, стала формироваться в 20–30-е годы 20 в. Важным шагом в этом направлении стало создание в 1920 г. Азербайджанского Государственного Музея Истории, который стал осуществлять учет и исследование археологических памятников. С целью планомерного изучения археологических памятников на территории Азербайджана в 1923 г. создается еще два научных центра – Азербайджанский Археологический Комитет и Общество обследования и изучения Азербайджана. Таким образом 20-30-е годы 20 в. стали новым этапом в развитии археологической науки и в формировании национальных кадров – археологов в Азербайджане. В эти годы начинаются планомерные археологические исследования памятников в Мильской степи, в средневековом городище Оренгале, памятников Нахчывана, Гянджа-Газахской зоны и в зоне Малого Кавказа. Большой вклад в изучение этих памятников в 30-е годы вносят археологи: Алескер Алекперов, Исхак Джафарзаде, Давуд Шарифов, Салех Казиев и Якоб Гуммель.

    Первые масштабные археологические работы в Азербайджане начались в 40-е послевоенные годы 20 в. в связи со строительством крупнейшей тогда на всем Южном Кавказе Мингечаурской ГЭС. Здесь в 1946–53 гг. исследовались десятки археологических памятников различных исторических эпох оказавшихся в зоне затопления в связи с созданием Мингечевирского озера. Хронологический диапазон этих памятников охватывал период от ранней бронзы (III тыс.до н.э) до позднего средневековья. Это были поселения и городища, курганы и могильники, культовые и оборонительные сооружения и.т.д. Исследователи обнаружили десятки тысяч образцов материальной культуры различных эпох, позволивших углубить, а в ряде случаев и пересмотреть многие вопросы древней и средневековой истории Азербайджана.

    В 1939 г. впервые были взяты на учет сегодня всемирно известные наскальные рисунки Гобустана. Но их планомерные исследования начались с 1947 г. На  сегодняшний день здесь зафиксировано и взято на учет более шести тысяч наскальных рисунков, относящихся к периодам от верхнего палеолита до средневековья. Одновременно здесь исследованы стоянки первобытных людей, древние поселения и многочисленные разнообразные погребальные памятники.

    В 1951 г. начались исследования древнего поселения Кюльтепе I в Нахчыване. Исследования показали, что мощность культурного слоя этого уникального памятника достигаетт 22 метра и относится к четырям историческим периодам. Нижний пласт культурного слоя поселения Кюльтепе I стал первым исследованным на Южном Кавказе памятником раннеземледельческого неолита и энеолита. Этот памятник, отражающий материальную и духовную культуру ранних земледельческо-скотоводческих племен, стал эталоном при изучении других энеолитических и раннебронзовых памятников всего Южного Кавказа.

    Одним из наиболее значимых достижений азербайджанской археологической науки стало выявление в 1960 г. в Карабахе, в долине реки Гуручай пещерной стоянки Азых. Этот уникальный памятник, относящийся к периоду нижнего палеолита, показал что Южный Кавказ – один из древнейших очагов антропогенеза, и, что первобытные люди заселили этот регион около двух миллионов лет тому назад.

    Интенсивное развитие археологической науки в Азербайджане начинается с 70-х годов прошлого века. В этот период были выявлены многочисленные памятники различных исторических эпох, и на многих из них начались широкомасштабные археологические исследования, которые научно доказали, что территория Азербайджана не только один из древнейших очагов расселения людей, но и регион ранних цивилизаций. С целью интенсификации археологических исследований в Гяндже, Шамахе, Кабале, Гахе и Шабране были созданы археологические базы и во всех регионах стали функционировать археологические экспедиции. В это же время во всех районных центрах Азербайджана были созданы историко-краеведческие музеи. Быстрое развитие археологической науки привело к тому, что в 1974 г. в структуре Института Истории Академии Наук Азербайджана создается Сектор археологии и этнографии, а в 1993 г. на базе этого Сектора создается Институт Археологии и Этнографии Национальной Академии Наук Азербайджана.

    В расширении археологических исследований в Азербайджане большую роль сыграло изучение исторических памятников в зоне новостроек. В 80-е годы 20 в. в связи со строительством газопровода Гарадаг – Маздок началось широкомасштабное исследование средневекового города Шабран, расположенного на территории современного Шабранского района. Раскопки показали, что на протяжении всего средневековья город Шабран был важным торгово-ремесленным центром, расположенным на оживленной международной торговой трассе, идущей вдоль западного побережья Каспийского моря с юга на север. В городе были раскопаны и исследованы торгово-ремесленные кварталы, производственные очаги, жилые и общественные здания, системы водоснабжения, оборонительные и культовые сооружения и многие другие элементы средневековой городской инфраструктуры. В этот же период, в связи с сооружением Шамкирского водохранилища и строительством Еникендской ГЭС в зоне этих новостроек были исследованы десятки археологических памятников, относящихся к периодам поздней бронзы и раннего железа, античности и средневековья. Рост числа археологических исследований в зоне новостроек привел к созданию в 1980 г. в структуре Сектора Археологии и Этнографии специального отдела археологических исследований на новостройках.

    После принятия в 1998 г. закона “Об охране памятников истории и культуры” и присоеденения в 1999 г. Азербайджанской республики к международной конвенции “Об охране археологического наследия”, Институт Археологии и Этнографии еще больше активизировал исследование уже известных памятников археологии и расширил работы по выявлению и включению в список охраняемых государством историко – культурных объектов, новых археологических памятников. В 2001–03 гг. специальная экспедиция Института Археологии и Этнографии осуществляла комплексные работы по изучению археологических памятников на территории Нахчыванской Автономной Республики. Здесь можно выделить исследования известного своими петроглифами памятника эпохи бронзы Гямигая в Ордубадском районе.

    В 2002–05 гг., в связи со строительством нефтепровода Баку–Тбилиси–Джейхан и Южного-Кавказского газопровода Баку–Тбилиси–Эрзерум осуществлялись самые широкомасштабные в истории Азербайджана изучения археологических памятников в зоне новостроек. Сотрудники Института Археологии и Этнографии Национальной Академии Наук Азербайджана исследовали сотни древних могил и около двадцати поселений в зоне этих труб опроводов на более сорока участках, относящихся к различным историческим эпохам. Некоторые из исследованных в зоне трубопроводов памятники, например курганы Союгбулага, поселение Беюк Кесик I, Пойлу II и другие, позволили внести коррективы в ряд вопросов археологии всего Кавказа эпохи энеолита.

    В настоящее время в Азербайджанской республике исследованы и продолжают изучаться сотни археологических памятников, начиная от древних периодов каменного века, до позднего средневековья.

    Среди изученных памятников периода палеолита следует особо отметить, выявленную в 1960 г. Мамедали Гусейновым в Карабахе, в долине реки Куручай, пещерную стоянку нижнего палеолита – Азыхскую пещеру. Комплексное исследование этого памятника позволило установить, что пещера была заселена уже 2 млн.лет тому назад. В 1968 г. а Азыхской пещере был найден фрагмент челюсти первобытного человека, возраст которого более 350 тыс.лет. Азыхский человек – азыхантроп является одним из древнейших, известных сегодня науке, останков первобытного человека. В Азыхской пещере выявлен самых древних в мире очаг с золой, возраст которого 700 тыс. лет и примитивные строительные остатки, возраст которых 350 тыс.лет. В Азыхской пещере несколько залегающих друг под другом культурных археологических горизонтов, позволяющих проследить развитие каменной индустрии практически на протяжении всего нижнего палеолита, формирование ранних общественных отношений, взаимоотношений древнего человека с окружающей средой. В плане решения этих вопросов аналога Азыхской пещере в мировой археологической науке пока нет.

    Периоды среднего (мустье) и верхнего палеолита в Азербайджане исследованы на базе пещерных стоянок Таглар в Карабахе, Зар в Кельбаджарском районе, Газма в Нахчыванской А.Р., Дашсалахлы и Дамджылы в Казахском и Бузеир в Лерикском районах и целого ряда открытых стоянок в местности Джейранчел в Акстафинском районе.

    Исследование памятников среднего каменного века – мезолита (12–8 тыс. до н.э.) и нового каменного века – неолита (8–7 тыс. до н.э) позволили проследить образ жизни, хозяйственный уклад, религиозные представления, развитие изобразительного искусства, а так же изучить сложный процесс перехода от присваивающего хозяйства (собирательство и охота) к производящему (земледелие и скотоводство).

     Самым известным памятником этого исторического периода является расположенный в 60-ти км. к югу от Баку Гобустан.

    Памятники Гобустана, охватывающие исторический период от конца верхнего палеолита до позднего средневековья, впервые были обнаружены в 1939 г. известным азербайджанским археологом Исаком Джафарзаде. Славу Гобустана составляют его уникальные наскальные рисунки, и этот памятник со стороны ЮНЕСКО был включен в число памятников уникального культурно-исторического наследия человечества. Здесь выявлено и взято на учет более 6-и тысяч наскальных изображений. Как показывают исследования, самые древние из них относятся к периоду верхнего палеолита и являются уникальными образцами первобытного искусства.

    На сегодняшний день в Азербайджане выявлено и взято на учет более 100 памятников периодов раннеземледельческого неолита и энеолита (вторая пол. 7 – первая пол. 4 тыс. до н.э.). На некоторых из них проведены первичные исследовательские работы, а некоторые стали объектами масштабных многолетних исследований. Большое количество раннеземледельческих памятников на территории Азербайджана показатель того, что это – один из ранних очагов обработки меди, чему в немалой степени содействовало наличие в Азербайджане богатых залежей медной руды.

    Одним из наиболее хорошо исследованных памятников периода энеолита в Азербайджане является поселение Кюльтепе I в Нахчыванской А.Р. Этот, расположенный в 8 км. от города Нахчыван памятник был исследован Османом Абибуллаевым. Исследования показали, что этот охватывающий территорию в 1,5 га., памятник имеет 22 метровый культурный слой состоящий из многочисленных горизонтов. Нижний 9-ти метровый культурный слой относится к периодам неолита и энеолита. Весь холм сверху до низу насыщен фрагментами материальной культуры, золой, камнями, остатками строений и могилами. В нижних энеолитических горизонтах поселения Кюльтепе I были выявлены строительные остатки, хозяйственные ямы, очаги и обжигательные печи, кости различных животных, предметы из камня, глины и кости, остатки пщеницы, погребения и.т.д. Среди энеолитических материалов с поселения преобладают различные по функциональному назначению орудия из обсидиана и камня, в том числе и более трехсот фрагментов от набранных серотипов среди орудий изготовленных из базальта следует отметить топоры, молоты, булавы, клинья и другие

    Среди костяных орудий периода энеолита преобладают скребки, лощила изготовленные из костей крупного рогатого скота. Медные изделия этого памятника представлены лезвиями ножей, бусинами, булавками и различными мелкими украшениями. Среди керамического материала периода энеолита из Кюльтепе I следует отметить высококачественную расписную керамику. На основе раскопок этого памятника была выделена кюльтепинская археологическая культура.

    В энеолитическом слое поселения Кюльтепе I выявлено 85 погребений. Покойников хоронили скорченном положении на левом или правом боку или на спине с произвольной ориентацией головы. Иногда трупы посыпали красной охрой. Обряд посыпания трупов охрой зафиксирован и в энеолитических слоях поселений Бабадервиш и Аликемектепе.

    О строительной технике, различных отраслях хозяйства, орудия труда и ботовых предметах энеолитического периода широкие сведения дал памятник Шомутепе в Акстафинском районе. Мощность неолитического слоя, на этом памятнике составляет 1,5 м. На исследованной площади более 400 м2 были выявлены остатки круглоплановых жилищ и многочисленных хозяйственных построек. Были раскопаны такие известные памятники этого круга как Тойретепе, Гаргалартепеси и др. Полученные с этих памятников артефакты, позволяют дать реконструкцию оседло-земледельческой жизни и хозяйства их жителей. Выявленные различные виды зерновых культур, изготовленные из рогов и костей животных мотыги, составные серпы и другие орудия труда свидетельствуют о высоком уровне развития земледельческой культуры, а многочисленные остеологические материалы говорят и о наличии развитого скотоводческого хозяйства.

    Раскопки последних лет на поселениях Гасансу (Акстафинский р-н), Геойтепе (Товузский р-н) и Кюльтепе (Агджабединский р-н) дали ценные сведения о жизни населения эпохи неолита Азербайджана.

    Анализ керамических изделий с поселения Лейлатепе в Агдамском и районе показал, что часть сосудов изготовлена на простом по конструкции гончарном круге. До этих исследований считалось, что гончарный круг в Азербайджане впервые появился в период поздней бронзы, в конце 2 тыс. до н.э. Но после исследований керамики с энеолитического поселения Лейлатепе стало ясно, что гончарный круг использовался в керамическом производстве Южного Кавказа уже в 4 тыс. до н.э.  При раскопках поселения Аликемектепе было выявлено значительное количество костей одомашненной лошади. Это означало, что в конце 5–4 тыс. до н.э. лошадь в Азербайджане уже была домашним животным и этот регион является очагом древнего коневодства.

    Таким образом, проводимые в 60-80-е годы 20 в. под руководством д.и.н., чл.-корр. НАНА Идеала Нариманова, исследована показали, что наряду с энеолитическими памятниками типа Кюльтепе I имеются еще две группы неолит–энеолитических памятников, отличающихся от кюльтепинских и друг от друга по целому ряду признаков. Это энеолитические памятники типа Шомутепе и Лейлатепе. На основе исследований этих памятников были выделены шомутепинская и лейлатепинская археологические культуры.

    Одним из важнейших достижений в изучении памятников энеолита в Азербайджане стало исследование в 2004– 05 гг. в зоне нефтепровода Баку–Тбилиси–Джайхан и газопровода Баку–Тбилиси–Эрзерум ряда памятников этого периода. Среди них особое место занимают поселения Беюк Кесик I и Пойлу II в Акстафинском районе. Эти поселения, относящиеся к памятникам Лейлатепинского круга, подтвердили выдвигавшуюся ранее теорию о миграций племен Северной Месопотамии в конце 5–4 тыс. до н.э. на Южный Кавказ. Исследование в зоне указанных трубопроводов в местности Союгбулаг Акстафинского района курганов периода энеолита стало новым явлением в археологии Кавказа. До этого считалось, что населения Южного Кавказа в эпоху энеолита хоронило людей на территории поселения, и погребения этого периода за пределами поселений почти не были известны. Союгбулагские захоронения окончательно доказали существования некрополя за пределами поселения на всем Южном Кавказе. Сегодня - это самые древние курганы, известные в этом регионе.

     Исследованиями доказано, что в Азербайджане много памятников и периода бронзы.

    Памятники периода ранней бронзы известны в Азербайджане под названием Кура-Аракской археологической культуры. Это археологическая культура, сформировавшись в междуречье Куры и Аракса, затем распространился на весь Южный Кавказ, Восточную Анатолию, северо-запад Ирана и другие регионы Передней Азии.

    На территории Азербайджана выявлены и взяты на учет десятки памятников, относящихся к кура-аракской культуре или же имеющие культурные слои этого периода. Наиболее значительными и хорошо исследованными среди них являются поселения Кюльтепе I (второй слой) Кюльтепе II (нижний слой) Шортепе, Ашагы Дашарх, Махта I и Махта II, Гямичая в Нахчыванской А.Р.; ранние петроглифы Кельбаджара и Абшерона, ранние памятники древнего Мингечевира; часть  амятников Гобустанского историко-археологического комплекса; поселение Серкертепе в Хачмазском и поселение Бабабдервиш в Газахском районах, поселения Гарахаджылы, Бойахмедлы, Гаракепектепе, Гюнештепе в Карабахе и другие. В этот исторический период земледелие и скотоводство получают дальнейшее развитие, формируется раннебронзовая металлургия, люди осваивают предгорные и горные зоны, происходит переход от мотыжного земледелия к плужному с использованием тягловой силы животного, скотоводство постепенно отделяется от земледелия и становится самостоятельной отраслью хозяйства и происходит первое общественное разделение труда. Все это приводит к значительным изменениям в социальной структуре общества, возникает и усиливается социальное и имущественное неравенство, формируется крупные племена и племенные союзы, частыми становятся межплеменные столкновения.

    Период средней бронзы (конец 3 –первая половина 2 тыс. до н.э.) в Азербайджане исследован на базе изучения таких памятников, как Узерликтепе, Гейтепе, Чинартепе, Гаракепектепе, Наргизтепе, Агтепе, Тохмагтепе и курганов Борсунлу в Карабахе, курганов Гобустана, зоны Гянджачая, Хачбулага и Кюдурлу, Шамкира и Акстафы, грунтовых погребений Шамкира, поселений Мишарчай I и Джафархан на Мугане, погребений типа каменные ящики в зоне горного Талыша.

    Средняя бронза на территории Нахчыванской АР исследована на основе соответствующих слоев поселений Кюлтепе I и Кюлтепе II и таких памятников как Шахтахты, Кызылбурун, Нахаджир и др.

    В отличии от поселения энеолита и Кура-Аракской культуры поселение эпохи средней бронзы охватывали более значительную территорию. Например, поселения Узерликтепе и Гейтепе имели площадь территории более 3 га, а Чинартепе–1 га. В Нахчыванском регионе исследованные поселения этого периода особенно отличались своей монументальностью и напоминали города – государства Древнего Востока. Д.и.н. чл.-корр. НАНА В.Алиев исследовал здесь памятники Кюльтепе II и доказал существование уже в I пол. 2 тыс. до н.э. в Азербайджане древней городской культуры.

    В эпоху средней бронзы ремесло в Азербайджане стало самостоятельной профессией. Оно отделившись от других хозяйственных отраслей, стало стремительно развиваться и таким образом произошло второе крупное общественное разделение труда. Среди ремесленных отраслей этой эпохи особо выделялось гончарство. Ввиду широкого распространения производства монохромной и полихромной керамической посуды, эпоху средней бронзы в Азербайджане иногда называют “культурой крашенной керамики”.

    Эпоха поздней бронзы – раннего железа значительно отличалась рядом своих особенностей от предшествующих исторических этапов. Этот период в истории Азербайджана охватывал 14–8 вв. до н. э.

    Возникшие уже в эпоху ранней бронзы племенные союзы, в новых общественно-экономических условиях еще более окрепли, основы первобытно-общественного строя стали быстро распадаться и формируется классовое общество. На территории Северного Азербайджана были исследованы памятники трех археологических культур этой эпохи: Нахчыванского, ТалышМуганского и Ходжалы-Кадабекского.    

    Нахчыванская культура стала формироваться в эпоху средней бронзы, а в период поздней бронзы – раннего железа она достигла высшего уровня своего развития. Эту культуру отличают поселения с большой территорией (иногда до 30–40 га), с оборонительными укреплениями, с цитаделью (Кюльтепе II, Оглантепе, Чалхантепе, Шахтахты, Галаджик, крепость Садарак, крепость Нахаджир и др.). В Нахчыванской культуре больше всего представлена крашенная монохромная и полихромная керамическая посуда. Погребальные памятники состоят из каменных ящиков, грунтовых могил, кромлехов и курганов.

    Талыш-Муганская культура распространилась в зоне Талышских гор, на юге Мугани и в Ленкоранской низменности. Эта культура первоначально была изучена на основе погребальных памятников (курганов, каменных ящиков, склепов) и главным их отличием является разнообразие типов погребальных памятников. Это связано с природно –географическими условиями и историческими традициями. Но несмотря на эти особенности, в памятниках горных и равнинных территорий, в погребальных обрядах и в составе инвентаря имеется сходство. Кроме типов археологических памятников и погребальных обрядов отличительной особенностью Талыш–Муганской культуры является особая форма бронзовых мечей и кинжалов, в том числе и переднеазиатского типа (седловидная, рельефная, в форме полумесяца), плоские топоры, стрелы и наконечники копий, украшения из драгоценных камней, золота, цилиндрические печати, чернолощеная керамическая посуда и т.д.

    Памятники Ходжалы-Кедабекской культуры исследованы в Карабахе, в бассейне Гянджачая, в Мингечевире, в Дашкесане, в Кедабеке, в Гянджа – Газахском регионах. Характерные для этой культуры исследованы памятники состоят из разного типа погребений (каменные ящики, грунтовые могилы, курганы и кромлехи) и поселений. Среди последних есть поселения с оборонительными укреплениями (Гаратепе, Мисир гышлаг), без оборонительных стен (Битдили, Сарытепе, Ханлар, Мингечевир, Заргартепе и т.д.), поселения сезонного характера (Учтепе). А также известные, как циклопические горные крепостные сооружения, (Дашкесан, Кедабек).

    Среди памятников Ходжалы – Кедабекской культуры наиболее хорошо изучены погребения. Здесь существовали обряды кремации, ингумации, коллективные и одиночные, скорченные или в вытянутом положении погребальные захоронения.

    Все три культуры эпохи поздней бронзы и раннего железа характеризуются высоким уровнем развития керамического производства, металлургии и художественной обработки металла. В погребениях периода поздней бронзы, и раннего железа много разнообразного железного и бронзового оружия, элементов конского снаряжения, украшенный в виде колец, серег, подвесок, диадем, бронзовых орнаментированных поясов, разнообразных бус и т.д. Погребальные памятники фиксирует сильное социальное и имущественное расслоение в обществе.

    Среди археологических памятников середины I тыс. до.н.э. исследованных в Азербайджанской республики следует отметить несколько десятков грунтовых могил 7–5 вв. до н.э. с вытянутыми на спине костяками, которые относятся к числу памятников скифского круга. Среди могильного инвентаря в этих погребениях присутствуют скифские мечи-акинаки наконечниками стрел скифского типа, бронзовые зеркала с рукоятками с зооморфными завершением. Таким образом археологически подтверждаются сообщения письменных источников о проникновении скифов в 7 в. до н.э. на Южный Кавказ и Переднюю Азию.

    Другой группой памятников этого периода являются дворцовые комплексы ахамединского периода. (6–4 вв. до н.э.) исследованные в Газахском (Сарытепе) и Шамкирском (Гараджамирли) районах. Исследованный чл.-корр. НАНА И.А.Бабаевым Гараджамирлинский дворцовый комплекс по площади занимаемой территории и монументальности строений может быть сравним с архитектурой Пересполиса и Пасаргада и не имеет аналогов за пределами Ирана.

    Античная эпоха в истории страны (5 в. до н.э.–3 в.н.э.) также характеризуется высоким уровнем развития общественно – экономической и политической жизни. На территории Северного Азербайджана в этот период возникло первое устойчивое, централизованное государственное образование – Албанское государство. В античный период международные связи Азербайджана еще более расширились, а на самой большой торговой магистрали древнего мира – Великом шелковом пути, одно из направлений которого проходило по территории Северного Азербайджана, возникли и быстро развивались крупные города. Албания, границами которой на севере был Дербентский проход, на юге – р. Аракс, на востоке – Каспийское море, на западе – оз. Гекча (Севан), была густонаселенной страной с большим числом городов и поселений. Проведенные до сегодняшнего дня археологические исследования дали широкое представление о городах и поселениях, о разнообразных погребальных памятниках, хозяйственной жизни, общественном строе материальной и духовной культуры Албании.

    Албанские города и поселения изучены в Кабале, Шамахе, Шеки, Гирдимане, Ахсу, Гейчайской долине, Нахчыване и в Мильской степи. Среди исследованных албанских поселений городского типа особое место занимает Мингечевир. Здесь в культурных слоях албанского периода выявленны культовые, и общественные строения, обломки жилых домов и богатая бытовая утварь. Они позволяют проследить динамику развития общества этого периода. Благодаря Мингечевирским раскопкам удалось проследить процесс формирования античных поселений, и превращения некоторых из них в крупные города. Во время этих раскопок обнаружены образцы древнеалбанской письменности.

    Одним из археологически хорошо изученных городов Албании является столица государства – Кабала, сообщения о которой имеется у многих античных авторов. Развалины этого города, охватывавшего территорию более 25 га, сейчас находятся в селе Чухур – Кабала в Кабалинском районе. Город располагался на высоком холме и его окружали мощные крепостные стены из обожженного кирпича. Город, как показали раскопки, непрерывно функционировал с 4 в. до н.э. до 18 в. н.э.

    Среди других хорошо исследованных албанских городов и крупных поселений следует отметить древнюю Шамаху на территории одноименного района, поселения Гырлартепе, Нюди, Узунбойлар в Агсунском районе; поселения Моллаисаклы и Шыхдере в Исмаиллинском районе; поселения Гара-кобар, Каратепе и Тазакенд в Мильской степи; поселение Мейдантепе в Нахчыванской АР. В последние годы начато исследование еще двух крупных албанских городищ – Шортепе в Бардинском и Галатепе в Агджабединском районах.

    Археологические исследования показали наличие в Азербайджане в античную эпоху высокой городской культуры, торговли, гончарства, ткачества, ювелирного дела, производства стекла, камнеобработки, металлообработки глиптики и торевтики и др. ремесленных отраслей и наличие широких торгово-экономических связей Албании с другими странами и народами.

    Развернутые археологические исследования были проведены и на многих албанских погребальных памятниках. В Албании были погребении разных типов: грунтовые, кувшинные, глиняные ванны, срубные, катакомбные, сырцовые и каменные ящики. Некоторые из них характерны для определенного географического района, а некоторые – для всей территории Албании. Такие типы погребений как грунтовые, каменные ящики, кувшинные и катакомбные функционировали на территории Албании вплоть до распространения здесь ислама.

    Раскопки городских некрополей и сельских могильников Албании дали исследователям богатейший разнообразной фактологический материал позволяющий изучить и реконструировать многие вопросы материальной и духовной истории и культуры Албании. В средневековый период (4–18 вв.) Азербайджан продолжал оставаться страной с высоким уровнем развития сельского хозяйства, ремесла, зодчества, торговли, науки городской культуры и искусства.

    Об этом, наряду с сообщениями средневековых авторов, ярко свидетельствуют и проведенные археологические раскопки  средневековых городов Азербайджана. Многие из этих городов прошли в своем развитии три этапа.

    Первый древний этап охватывает период со второй половины 1 тыс. до н.э. до 3–4 вв. н.э. С периода зарождения в 3 в. феодализма и возникновения новых феодальных государств начинается второй этап в развитии городов Азербайджана (3–4 – 8–9 вв.) а начиная с 9 в. в связи со стремительным развитием и расцветом феодальных отношений в развитии городов начинается третий этап.

    Такие города как Кабала, Нахчыван, Шамахы, Дербент существовали на всех 3 этапах, что вызывает особый интерес к их археологическому исследованию.

    Среди средневековых городов на территории которых производилось широкое археологические исследования можно отметить Баку, Гянджу, Шамаху, Шабран, Барду, Габалу, Торпаггалу, Байлакан и Нахчыван. Исследования на многих их них продолжаются и в настоящее время. Большая заслуга в исследовании ряда средневековых городов Азербайджана принадлежит член-корр. НАНА Г.М.Ахмедову. В последние годы крупномасштабные археологические исследования ведутся на территории средневекового города Шамкира.

    Раскопками установлено, что многие средневековые города Азербайджана являлись крупными ремесленно-торговыми, административно-политическими, научными и культурными центрами страны и на протяжении всего средневекового периода поддерживали тесные многосторонние связи со многими странами и городами Востока и Запада.

    Лит.: Э ю й ц ш о в Р. Б. Азярбайъан археолоэийасы. Б., 1986; Н а р и м а н о в И. Г. Культура древнейшего земледельческо-скотоводческого населения Азербайджана. Б., 1987.

    Гошгар Гошгарлы, Наджаф Мусеибли

    Эпиграфика. Эпиграфика – наука изучающая древние и средневековые надписи на камне, мраморе, дереве, кости и скелете.

    На территории Азербайджана в небольшом количестве сохранились латинские, албанские и пехлевийские надписи. Исследование эпиграфических памятников Азербайджана началось с середины 19 в. академиками Петербургской Академии Наук Н.Ханыковым и Б.Дорном. С начала 20 в. исследованием арабо-персо-тюрко – язычных надписей занимались к.и.н. А.Алескерзаде и С.Керимзаде. Начиная с 1948 г. по всей исторической территории Азербайджана д.и.н., чл.-корр. НАНА М.С.Нейматовой исследовано около 2500 надписей, опубликовано 4 тома “Корпуса эпиграфических памятников Азербайджана”. (I том- Надписи Баку-Абшерона (11–начало 20 в.), II том -надписи Шеки–Закатальской зоны (14– начало 20 в.), III – том надписи Нахчыванской АР (12 начала 20 в.), IV – том надписи Куба-Хачмазской зоны и южного Дагестана (8–начало 20 в.) (Баку 1991–2008 гг.). Представленный к печати V том корпуса посвящена памятникам Гянджи, Ширвана и всей оккупированной армянами территории, V том готовится к печати – “адписи на медных сосудах и оружиях”.

    По всей текстовой классификации надписи подразделяют на три вида: лапидарные документы, дарственные акты – вакфнаме и надписи мемориального характера, надписи повествующие о различных социально-политических событиях, строительные надписи, уточняющие датировку и предназначение того или иного архитектурного памятника.

    В этих надписях указываются имена правителей, мастеров-строителей, архитекторов, каллиграфов, резчиков, должностных лиц, заказчиков; на надгробных надписях – эпитафиях высекаются выдержки из Корана, хадисов, стихи на азербайджанском и персидском языках, поучительные слова и выражения.

    В основание минарета в комплексе Собора в Ичеришехер вмонтирован указ Олджайту Худабанда Эльханида (1304–16) в котором говорится об освобождении жителей Баку от налогов копчури, сарани, нефти, урфи. Там также имеется указ шаха Аббаса I об освобождении жителей от налога малуджахата, исключая вуджухат, лишь часть, попадающего на месяц рамазан.

    Аналогичный указ шаха Аббаса I, высеченный на камне, вмонтирован над выходом мечети в городе Ордубад.

    Документ, повествующий о социально-политических кризисах в стране, написанный тушью на крепком дереве, расположен на арке, соединяющей средние опоры с северной стороны здания мечети в селе Вананд. В надписи говорится о превращении Азербайджана в арену боевых действий в период Ирано-Турецкой войны 1732 г., о разорениях, разрухе, о пленении мирного население, о беженцах, вынужденных спасаться бегством и о дороговизне. Перечисляются цены на продукты.

    Следующими общественными документами являются вакфнаме – дарственные акты. Внутри Собора в городе Шуша на двух каменных плитах на персидском языке, почерком насталич высечен 17-ти строчный вакфнаме дочери Шушинского Ибрагим Хана Товхар Аги. Камни с надписью вмонтированы с правой и с левой стороны входа. В надписях перечисляется вакфное имущество, переданное Товхар Агой в дар двум мечетям и двум медресе и указывается как следует расходовать полученный доход от вакфа.

    В городе Шуша над главной аркой двухэтажного каравансарая на четырех каменных плитах высечено вакфнаме Мешади Хусейна (1306 г.х 1888/89 г.), где также указано вакфное имущество и правила расходования полученной прибыли.

    В эпитафиях встречается обобщенная, порой единственная, информация о различных социально-политических, экономических, культурно-идеологических событиях, религиозные тексты, лирические элегии. Эпитафии помогают изучить мировозрение и творчество мастеров художественной резьбы по камню Азербайджана. Наряду со стихами, газелями, рубай, тарсии классиков мировой литературы Хафиза Ширази, Саади Ширази, Оиара Хайяма, Мохташам Кашани. Мастера – каллиграфы высекали и свои собственные стихи на азербайджанском и персидском языках.

    Среди исследователей бытовало мнение, что лирические элегии на азербайджанском языке в эпиграфике стали появляться начиная с 19 в. Однако эпиграфические исследования на территории Южного Кавказа за последние 60 лет выявили, что стихотворные тексты на азербайджанском языке встречаются на эпитафиях, начиная с начала 16 в.

    Лирические стихи встречаются и в строительных надписях. В этих четверостишиях и рубаи даются имена правителей, должностных лиц, мастеров-строителей, датировка памятника.

    Важную роль в изучении средневековой истории философии – суфизма (тасафувва) играют надписи сохранившиеся на суфийских ханега – социально-политических и идеологических центрах Азербайджана.

    В надписях нашли отражение краткая информация о течениях в исламе, об обществах, о выдающихся, религиозных и общественных деятелях, социально-политическая роль ислама в происходящих в обществе событиях, его политико-экономическая концепция и другие вопросы.

    На основании надписей выявлено и определено наличие в Азербайджане суфийских организаций, их центры, имена шейхов, и их последователей и указаны хронологические рамки их деятельности.

    В надписях 15–17 вв. встречаются имена целого ряда ученых, шейхов, пиров, глав суфийских организаций, деятелей культуры, должностных лиц, с которыми связано возникновение того или иного монотипа.

    По Баку–Абшерону Ходжасан (Хваджа Гасан), Шихлар (Шейхи), Пиршаги (Пире Шаги), Амираджан (Амира Хадж); в Габалинском районе село Гатарван получило свое название от фаталии основателя села – русского генерала Комарова; в Агдамском районе – Шахбабалы; в Ходжалинском районе – Пир Джамал; в Нахчьванской АР – Ших Махмуд, Пиралы; в Гекчайском районе – Ших-Амир, Ших Насир Пиркенд; в Сабирабадском районе – Ших Салахлы, Шихлар, Пир Аббас; в Шамахинском районе – Пир Дадагюнашь; в Губинском раойне – Пир Вахид; в Исмайлинском районе – Пир Абулькысум; в Физулинском районе – Пирахмедли, Пирахмедли Бабы.

    Наименования сел Хазра в Гусарском и Кабалинском районах происходит от титула “Хазрат” Шейха Джунейда и Шейха Мансура. Село Шихакаран в Ленкоранском районе названо в честь суфийского шейха Захида, жившего здесь в период средневековья.Муршуд (учитель, наставник) Шейха Захида Эйнфззатан Джмаладдин Тиланит жил и действовал в селе Пенсар (Бутасар) Астаринского района.

    В качестве примера лечебных пиров можно указать на памятник 15 в. в Худатском районе, именуемом “Дели пири” (Пир сумасшедшего), “Гудуз пири” в селе Хазра Габалинского района. В селе Дедегюнеш Шемахинского района имеется место паломничества, именуемое “Шара оджаги” (Очаг здоровья). Здесь похоронен представитель семьи Дедегюнеш Шейх Мухаммед, умерший примерно в 1602 г.

    Дедегюнеш является титулом дяди со стороны отца Афзаладдина Хагани Кафиаддина. В простонародье он именовался Дедегюнеш из-за своих блестящих медицинских способностей.

    Еще в 9 в. арабы заменили трудно читаемое куфическое письмо на насх. Несмотря на это, в эпиграфике Азербайджана до I половины 14 в. пользовались этим почерком.

    Становление куфическое письма в азербайджанской эпиграфике можно разделить на два периода.

    Первый период охватывает 9–11 вв. К этому периоду относятся надгробья, сохранившиеся в Гарни (ныне тер. Армянской р.), в Шамахе, в Дербенте, в Баку и др. памятники.

    Второй период – 11–14 вв. использовался на архитектурных памятниках, керамических и металлический изделиях и предметах утвари. В 12–14 вв. куфический почерк растительной и геометрической формы нашел отражение в произведениях мастеров Нахчыванской и Тебризской  архитектурных школ.

    Более развитый, с художественной точки зрения, последующий этап в эпиграфике отдает предпочтение почерку сульс. Почерки насх и сульс в отдельные периоды также имели определенную художественную форму.

    Художественное оформление надписей 13–14 вв. почерков насх и сульс отличается от оформления надписей того же почерка 15–17 вв. По декоративно-художественными особенностям, исключая Баиловские камни, самым полноценными периодом для эпиграфических памятников являются 15–16 вв.

    В строительных надписях и эпитафиях 18–19 вв. применялся почерк настаалик, обладающий более раскованной формой выражения.

    Возникший в 15 в. в Тебризской школе каллиграфии и, широко распространенный во всем мусульманском мире, почерк настаалик придерживался симметрии в письме. Этот метод письма значительно усугублял чтение надписи.

    Имена лучших мастеров- строителей, архитекторов, каллиграфов, резчиков, скульпторов, мастеров художественной резьбы по камню 12–19 вв. выявлены с помощью надписей, введены в научный оборот и помещены а таблицах многотомника “Корпуса эпиграфических памятников Азербайджана”.

    Местные строительные материалы серьезно влияли на метод мастеров художественной резьбы по камню, в каллиграфов, технику резьбы.

    В южных областях страны в качестве строительного материала использовался кирпич. Здесь надписи на зданиях выкладывались по блочной технологии из узорчатого кирпича.

    В 12–15 вв. надписи из глазурованного кирпича, украшающие купола и стены мавзолеев, создавали неповторимую картину. Мастера демонстрировали высокое мастерство в деле выкладывания надписей из глазурованного кирпича. Примером могут служить мавзолей Момине Хатун в Нахчыване (12 в.), мавзолей в Гарабаглар (12 в.), Имамзаде в Барде (14 в.), мавзолей в Шейха Сафи в Ардебиле (14–16 вв.), и мавзолей в Гяндже (18 в.).

    Влияние местного материала на работу мастеров-резчиков видно и по надгробным памятникам. Основным рабочим материалом мастеров художественной резьбы по камню Баку–Абшеронской школы являлся камень известняк, мастеров северо-западной зоны – речная галька. На камне известняке можно было высечь желаемую надпись или узор и придать памятнику любую форму. Мастера, созданные ими сундукообразные мемориальные памятники, украшали надписями, растительным и геометрическим орнаментом, схематическими сталактитами, архитектурными элементами в форме арок и стопов. В работу этих мастеров также входят надгробья в виде стел. На Апшероне сохранились такие работы мастера Сейид Taxa Бакуи (18 в.). Более тридцати сундукообразных надгробных памятников созданных Сейид Taxa Бакуи, обнаружены в селе Хазра Габалинского района. (М.Неймат, КЭНА, I–II 2001, рис. 449–492).

    Памятники, созданные мастерами северо-западной зоны составляют в основном надгробья в виде стелы. Речному камню невозможно было придать желаемую форму, поэтому на камне высекались ниша, в которую помещали надпись, растительный и геометрический орнаменты. Эти памятники, в свою очередь, помешались в ниши со стороны головной части могилы, где ненужные части закладывались и застраивались.

    Несмотря на все трудности, мастера северо-западной зоны смогли создать уникальные произведения художественной резьбы по камню.

    Мешедиханым Неймат

    Нумизматика. Азербайджан располагает богатым нумизматическим наследием. Но нумизматика Азербайджана – сравнительно молодая наука. До начала 20 в. в Азербайджане не было ни какой-либо значительной монетной коллекции, и ни нумизмата-специалиста в области нумизматики.

    Монеты из разных металлов (в основном из серебра, меди и золота), чеканенные в течение более чем двухтысячелетнего периода монетарного денежного обращения в Азербайджане, являясь ценными памятниками материальной культуры и важным подспорьем истории техники и искусства, представляют собою незаменимый исторический источник при изучении социально-экономического состояния, политической жизни древнего и средневекового Азербайджана и различных вопросов денежного хозяйства, товарно-денежного обмена, междугородней торговли и внешних связей (экономических, политико-дипломатических, культурных и т. д.).

    Азербайджанские монеты сосредоточены в основном в Национальном Музее Истории Азербайджана Национальной Академии Наук Азербайджана (НМИА). Нумизматический фонд отдела нумизматики и эпиграфики музея, главный центр регистрации, хранения, публикации и показа нумизматических ценностей Республики, насчитывает более 150,000 единиц хранения, большинство которых составляют монеты, чеканенные азербайджанскими государствами. Среди азербайджанских монет особую значимость приобретают первые серебряные монеты – драхмы и тетрадрахмы античной Албании – подражания монетам Александра Македонского, и монеты с монограммой ΑΤΡ (“АТРопатена” – Азербайджан), чеканенные в 3–1 вв. до н. э, серебряные сасанидские драхмы 5–7 вв. ранних азербайджанских монетных дворов Дербенда, Баку, Барды, Нахчывана, Гилана, Ардабиля, Шиза, и монеты с территориальным обозначением AT (“АТурпатакан” – Азербайджан), золотые динары, серебряные дирхемы и медные фельсы азербайджанских феодальных государств 8–11 вв. – Ширваншахов-Мазъядидов (в Ширване), Саджидов, Садаридов, Раввадидов (в Азербайджане), Шеддадидов (в Арране). Благодаря редким медным дирхемам и фельсам эпохи пресловутого серебряного кризиса в денежной торговле 10–13 вв. – своеобразного экономического показателя восточного, в том числе азербайджанского ренессанса, удалось выявить целый ряд имён неизвестных и малоизвестных средневековых феодальных правителей Азербайджана – Гарасунгуридов (Гарасунгур, Алп Гутлуг, Чавли, Хасс-бек), Аксунгуридов (Арслан Аба, Корпа Арслан), Бишкинидов (Бишкин, Махмуд), Маликов Дербенда (Музафар, Бекбарс, абдл-Малик), Мамлюков Азербайджанских Атабеков (Манкли, Иль-Кыпчак), серебряные тенги и медные монеты ряда Ширваншахов 12–16 вв. (Шаханшаха, Бахрама Мирзы, Газибека, Фарруха Яссара II, Бурханали), серебряные и медные эмиссии переставших существовать средневековых азербайджанских городов-монетных дворов (Алагёза, Алынджи, Ареша, Баби, Базара, Балыка, Бигорда, Гаргара, Габалы, Гараагаджа, Гарабаха, Гештасби, Зегама, Махмудабада, Хунана, Шаберана и др.) представляют исключительный научный интерес с точки зрения политической истории и исторической географии Азербайджана.

    Коллекции нумизматического фонда обогащаются за счёт новых находок монет, в особенности монетных кладов, топографический и хронологический анализ которых составляет основную фактологическую базу нумизматических исследований. Любой клад ценен и уникален. Как и подземные богатства (нефть, газ, рудники), монетные клады – достояние народа. Они должны сохраниться для истории народа (за это находчику клада выдаётся премия в размере двадцатипятипроцентной стоимости клада).

    Значительный интерес представляют также хранящиеся в фонде монетные коллекции иностранных государств, в том числе греческих городов (7–4 вв. до н. э.), Рима (4 в. до н. э.–4 в. н. э.), эллинистических государств (Селевкидов, Птоломеев, Парфии, Бактрии, Малоазийских государств Понта, Каппадокии – 3 в. до н.э.–3 в. н. э.), Ирана (Ахеменидов, Сасанидов), Византии, Арабского Халифата (Омеййадов, Аббасидов и других династий 7–12 вв.), западно-европейских, американских государств, Турции (Сельджукидов Рума, Османидов), России, Индии, Китая, Японии и др.

    Азербайджанские монеты привлекали внимание нумизматов ещё с 18 в., но до последнего времени оставались вне серьёзного научного исследования. Среди первых их исследователей особая заслуга принадлежит российским учёным – основоположнику восточной нумизматики и ориенталисту Х.Френу, В.Тизенгаузену, А.Маркову, П.Савельеву и др., в трудах которых наряду с описанием и атрибуцией отмечается роль и значение находимых на территории России азербайджанских монет как исторического источника изучения внешних отношений.

    В связи с образованием нумизматических кабинетов при государственных и частных музеях мира и возросшим вниманием к восточным монетам, азербайджанские монеты издавались в нумизматических журналах Западной Европы, России, США и других стран (“ Revue numismatique “, Paris, “The Numismatic Chronicle”, London, „Numismatische Zeitschrift“, Berlin, „Zeitschrift fur Numismatik“, Vienne, “The Numismatic Literature”, New York) и в монетных каталогах (R. Poole, “Catalogue of Coins of the Shahs of Persia in the British Museum”, London, 1878, S. Lane-Poole, “Catalogue of Oriental Coins in the British Museum”, London, 1876–96, А. Марков, “Инвентарный каталог мусульманских монет императорского Эрмитажа”, СПб, 1896, H. Rabino, “Coins, Medals and Seals of the Shahs of Iran 1500–1941”, Hertford, 1945).

    Зарождение и развитие азербайджанской нумизматики как науки связаны с именем Евгения Александровича Пахомова, который, переехав из Тбилиси в Баку в 1920 г. и поступив на работу в Государственный Музей Азербайджана (ныне НМИА), создал из нескольких десятков монетов первый нумизматеский кабинет-фонд и одновременно читая лекции по нумизматике и археологии в Азербайджанском Государственном Университете (ныне БГУ), изучал, регистрировал монетные находки на территории Азербайджана и опубликовал серию трудов “Монетные клады Азербайджана и других республик, краев и областей Кавказа”, вып. I–IX, Баку, 1926–61, где, наряду с кратким научным описанием и определением монетных находок, изложил свои лаконичные заключения по тем или иным вопросам азербайджанской нумизматики. Его перу принадлежат каталог-корпус “Монеты Азербайджана”, вып. I–II, Баку, 1959–61, и десятки статей по нумизматике, археологии, сфрагистике Азербайджана. По материалам Нумизматического фонда, одного из крупных монетных хранилищ среди стран СНГ, написаны десятки научных статей, защищены докторские (А.Раджабли, М.Сейфеддини), кандидатские (Л.Азимовой, Н.Синициной, С.Касимовой) диссертации. Следует подчеркнуть труды азербайджанских и зарубежных учёных-нумизматов, посвящённых монетым Азербайджана – “Монеты Саджидов”, “Монеты Сефедов” Роберта Фасмера, “Монеты Дайсама ибн-Ибрахима ал-Курди” Алексея Быкова, “Алибайрамлинский клад и некоторые вопросы обращения парфянских монет в Закавказье” Константина Голенко и Али Раджабли, “Клад из Чухур-Кабалы” Владимира Луконина и Али Раджабли, “Бакинский клад” Аги Рагимова, “Клад монет эллинистической эпохи” Ильяса Бабаева и Салеха Газиева, “Основные черты денежного обращения Кавказской Албании” Севды Дадашевой.

    Фонд располагает также большим количеством иностранных монет, обращавшихся и найденных на территории республики. 

    Али Раджабли

    10.5.3. Археология

    Изучение археологических памятников Азербайджана началось в начале 19 в. В 1829 г. Александр Яновский, направленный сюда Российской Императорской Археологической Комиссией, провел исследования по выявлению на территории Азербайджана древних исторических памятников. Результатом его исследований стала опубликованная им в 1846 г. в журнале Министерства Народного Просвещения статья “О древней Кавказской Албании”. В 1834 г. шведский путешественник Дюбуа де Манпери произвел археологические раскопки на территории современного Гей-Гельского района в Азербайджане, а, выявленные археологические материалы, были им отправлены во Францию.

    В 1884 г. русский востоковед Николай Ханыков собрал сведения о некоторых средневековых памятниках Азербайджана, в том числе и о памятниках в Барде и в Нахчывана. В 1862 г. французский путешественник Адольф Берье сообщает о некоторых памятниках в Муганской зоне. В 1870 г., работавший в Нахчыване школьным инспектором, К.Никитин собрал коллекцию древних каменных топоров и других инструментов, используемых при добыче каменной соли в Нахчыванских солянных пещерах. В 80-е годы 19 в. один из сотрудников фирмы “Сименс и К”, занимавшейся добычей и выплавкой медной руды в Гедабекском районе, В.Белк обратил внимание на расположенные в зоне рудников древние могилы эпохи поздней бронзы и раннего железа типа “каменных ящиков”. В Гедабеке и в окрестных селах В.Белк раскопал более 300 могил этого типа. Весь археологический материал был отправлен им в Германию, в Гамбургский и Мюнхенский музеи. В этот же период французский археолог Жак де Морган в зоне горного Талыша раскопал более 230 могил периода поздней бронзы и раннего железа, и наиболее ценные археологические материалы этих могил были им отправлены во Францию, где по сей день они хранятся в Сен-Жерменском музее.

    В 1892–1903 гг. преподаватель немецкого языка реального училища в городе Шуше Эмиль Реслер исследовал в зоне Гарабага и реки Гянджачай ряд памятников периода бронзы и раннего железа и представил подробный отчет о своих исследованиях. В 1896 г., русский офицер Н.Федоров собрал много ценных материалов с памятников в местности Гызылбурун в Нахчыване. В этом же году по поручению Московского Археологического Общества Алексей Ивановский исследовал погребения многочисленных могильников в западных регионах Азербайджана. В 1903 г., работавший в Еленендорфе (современный город Гей-Гель) в аптеке химиком, Г.Розендорф осуществлял раскопки древних могил в долине реки Гянджачай. Отчет о его исследованиях был опубликован в 1906 г. в Санкт-Петербурге в очередном издании “Отчет Императорской Археологической комиссии”.

    Как видно из вышеуказанного до начала 20 в. изучением археологических памятников на территории Азербайджана занимались иностранцы. Нередко главной целью таких “исследований” были поиски кладов или желание заработать на продажах уникальных предметов из могильного инвентаря. Поэтому раскопки зачастую велись без соответствующей методики, фиксации и составления  научных отчетов. Даже, когда исследования проводились в научных целях, наиболее ценные, с точки зрения раскопщиков изделия отправлялись на родину этих исследователей.

    Археология, как самостоятельное направление в азербайджанской исторической науке, стала формироваться в 20–30-е годы 20 в. Важным шагом в этом направлении стало создание в 1920 г. Азербайджанского Государственного Музея Истории, который стал осуществлять учет и исследование археологических памятников. С целью планомерного изучения археологических памятников на территории Азербайджана в 1923 г. создается еще два научных центра – Азербайджанский Археологический Комитет и Общество обследования и изучения Азербайджана. Таким образом 20-30-е годы 20 в. стали новым этапом в развитии археологической науки и в формировании национальных кадров – археологов в Азербайджане. В эти годы начинаются планомерные археологические исследования памятников в Мильской степи, в средневековом городище Оренгале, памятников Нахчывана, Гянджа-Газахской зоны и в зоне Малого Кавказа. Большой вклад в изучение этих памятников в 30-е годы вносят археологи: Алескер Алекперов, Исхак Джафарзаде, Давуд Шарифов, Салех Казиев и Якоб Гуммель.

    Первые масштабные археологические работы в Азербайджане начались в 40-е послевоенные годы 20 в. в связи со строительством крупнейшей тогда на всем Южном Кавказе Мингечаурской ГЭС. Здесь в 1946–53 гг. исследовались десятки археологических памятников различных исторических эпох оказавшихся в зоне затопления в связи с созданием Мингечевирского озера. Хронологический диапазон этих памятников охватывал период от ранней бронзы (III тыс.до н.э) до позднего средневековья. Это были поселения и городища, курганы и могильники, культовые и оборонительные сооружения и.т.д. Исследователи обнаружили десятки тысяч образцов материальной культуры различных эпох, позволивших углубить, а в ряде случаев и пересмотреть многие вопросы древней и средневековой истории Азербайджана.

    В 1939 г. впервые были взяты на учет сегодня всемирно известные наскальные рисунки Гобустана. Но их планомерные исследования начались с 1947 г. На  сегодняшний день здесь зафиксировано и взято на учет более шести тысяч наскальных рисунков, относящихся к периодам от верхнего палеолита до средневековья. Одновременно здесь исследованы стоянки первобытных людей, древние поселения и многочисленные разнообразные погребальные памятники.

    В 1951 г. начались исследования древнего поселения Кюльтепе I в Нахчыване. Исследования показали, что мощность культурного слоя этого уникального памятника достигаетт 22 метра и относится к четырям историческим периодам. Нижний пласт культурного слоя поселения Кюльтепе I стал первым исследованным на Южном Кавказе памятником раннеземледельческого неолита и энеолита. Этот памятник, отражающий материальную и духовную культуру ранних земледельческо-скотоводческих племен, стал эталоном при изучении других энеолитических и раннебронзовых памятников всего Южного Кавказа.

    Одним из наиболее значимых достижений азербайджанской археологической науки стало выявление в 1960 г. в Карабахе, в долине реки Гуручай пещерной стоянки Азых. Этот уникальный памятник, относящийся к периоду нижнего палеолита, показал что Южный Кавказ – один из древнейших очагов антропогенеза, и, что первобытные люди заселили этот регион около двух миллионов лет тому назад.

    Интенсивное развитие археологической науки в Азербайджане начинается с 70-х годов прошлого века. В этот период были выявлены многочисленные памятники различных исторических эпох, и на многих из них начались широкомасштабные археологические исследования, которые научно доказали, что территория Азербайджана не только один из древнейших очагов расселения людей, но и регион ранних цивилизаций. С целью интенсификации археологических исследований в Гяндже, Шамахе, Кабале, Гахе и Шабране были созданы археологические базы и во всех регионах стали функционировать археологические экспедиции. В это же время во всех районных центрах Азербайджана были созданы историко-краеведческие музеи. Быстрое развитие археологической науки привело к тому, что в 1974 г. в структуре Института Истории Академии Наук Азербайджана создается Сектор археологии и этнографии, а в 1993 г. на базе этого Сектора создается Институт Археологии и Этнографии Национальной Академии Наук Азербайджана.

    В расширении археологических исследований в Азербайджане большую роль сыграло изучение исторических памятников в зоне новостроек. В 80-е годы 20 в. в связи со строительством газопровода Гарадаг – Маздок началось широкомасштабное исследование средневекового города Шабран, расположенного на территории современного Шабранского района. Раскопки показали, что на протяжении всего средневековья город Шабран был важным торгово-ремесленным центром, расположенным на оживленной международной торговой трассе, идущей вдоль западного побережья Каспийского моря с юга на север. В городе были раскопаны и исследованы торгово-ремесленные кварталы, производственные очаги, жилые и общественные здания, системы водоснабжения, оборонительные и культовые сооружения и многие другие элементы средневековой городской инфраструктуры. В этот же период, в связи с сооружением Шамкирского водохранилища и строительством Еникендской ГЭС в зоне этих новостроек были исследованы десятки археологических памятников, относящихся к периодам поздней бронзы и раннего железа, античности и средневековья. Рост числа археологических исследований в зоне новостроек привел к созданию в 1980 г. в структуре Сектора Археологии и Этнографии специального отдела археологических исследований на новостройках.

    После принятия в 1998 г. закона “Об охране памятников истории и культуры” и присоеденения в 1999 г. Азербайджанской республики к международной конвенции “Об охране археологического наследия”, Институт Археологии и Этнографии еще больше активизировал исследование уже известных памятников археологии и расширил работы по выявлению и включению в список охраняемых государством историко – культурных объектов, новых археологических памятников. В 2001–03 гг. специальная экспедиция Института Археологии и Этнографии осуществляла комплексные работы по изучению археологических памятников на территории Нахчыванской Автономной Республики. Здесь можно выделить исследования известного своими петроглифами памятника эпохи бронзы Гямигая в Ордубадском районе.

    В 2002–05 гг., в связи со строительством нефтепровода Баку–Тбилиси–Джейхан и Южного-Кавказского газопровода Баку–Тбилиси–Эрзерум осуществлялись самые широкомасштабные в истории Азербайджана изучения археологических памятников в зоне новостроек. Сотрудники Института Археологии и Этнографии Национальной Академии Наук Азербайджана исследовали сотни древних могил и около двадцати поселений в зоне этих труб опроводов на более сорока участках, относящихся к различным историческим эпохам. Некоторые из исследованных в зоне трубопроводов памятники, например курганы Союгбулага, поселение Беюк Кесик I, Пойлу II и другие, позволили внести коррективы в ряд вопросов археологии всего Кавказа эпохи энеолита.

    В настоящее время в Азербайджанской республике исследованы и продолжают изучаться сотни археологических памятников, начиная от древних периодов каменного века, до позднего средневековья.

    Среди изученных памятников периода палеолита следует особо отметить, выявленную в 1960 г. Мамедали Гусейновым в Карабахе, в долине реки Куручай, пещерную стоянку нижнего палеолита – Азыхскую пещеру. Комплексное исследование этого памятника позволило установить, что пещера была заселена уже 2 млн.лет тому назад. В 1968 г. а Азыхской пещере был найден фрагмент челюсти первобытного человека, возраст которого более 350 тыс.лет. Азыхский человек – азыхантроп является одним из древнейших, известных сегодня науке, останков первобытного человека. В Азыхской пещере выявлен самых древних в мире очаг с золой, возраст которого 700 тыс. лет и примитивные строительные остатки, возраст которых 350 тыс.лет. В Азыхской пещере несколько залегающих друг под другом культурных археологических горизонтов, позволяющих проследить развитие каменной индустрии практически на протяжении всего нижнего палеолита, формирование ранних общественных отношений, взаимоотношений древнего человека с окружающей средой. В плане решения этих вопросов аналога Азыхской пещере в мировой археологической науке пока нет.

    Периоды среднего (мустье) и верхнего палеолита в Азербайджане исследованы на базе пещерных стоянок Таглар в Карабахе, Зар в Кельбаджарском районе, Газма в Нахчыванской А.Р., Дашсалахлы и Дамджылы в Казахском и Бузеир в Лерикском районах и целого ряда открытых стоянок в местности Джейранчел в Акстафинском районе.

    Исследование памятников среднего каменного века – мезолита (12–8 тыс. до н.э.) и нового каменного века – неолита (8–7 тыс. до н.э) позволили проследить образ жизни, хозяйственный уклад, религиозные представления, развитие изобразительного искусства, а так же изучить сложный процесс перехода от присваивающего хозяйства (собирательство и охота) к производящему (земледелие и скотоводство).

     Самым известным памятником этого исторического периода является расположенный в 60-ти км. к югу от Баку Гобустан.

    Памятники Гобустана, охватывающие исторический период от конца верхнего палеолита до позднего средневековья, впервые были обнаружены в 1939 г. известным азербайджанским археологом Исаком Джафарзаде. Славу Гобустана составляют его уникальные наскальные рисунки, и этот памятник со стороны ЮНЕСКО был включен в число памятников уникального культурно-исторического наследия человечества. Здесь выявлено и взято на учет более 6-и тысяч наскальных изображений. Как показывают исследования, самые древние из них относятся к периоду верхнего палеолита и являются уникальными образцами первобытного искусства.

    На сегодняшний день в Азербайджане выявлено и взято на учет более 100 памятников периодов раннеземледельческого неолита и энеолита (вторая пол. 7 – первая пол. 4 тыс. до н.э.). На некоторых из них проведены первичные исследовательские работы, а некоторые стали объектами масштабных многолетних исследований. Большое количество раннеземледельческих памятников на территории Азербайджана показатель того, что это – один из ранних очагов обработки меди, чему в немалой степени содействовало наличие в Азербайджане богатых залежей медной руды.

    Одним из наиболее хорошо исследованных памятников периода энеолита в Азербайджане является поселение Кюльтепе I в Нахчыванской А.Р. Этот, расположенный в 8 км. от города Нахчыван памятник был исследован Османом Абибуллаевым. Исследования показали, что этот охватывающий территорию в 1,5 га., памятник имеет 22 метровый культурный слой состоящий из многочисленных горизонтов. Нижний 9-ти метровый культурный слой относится к периодам неолита и энеолита. Весь холм сверху до низу насыщен фрагментами материальной культуры, золой, камнями, остатками строений и могилами. В нижних энеолитических горизонтах поселения Кюльтепе I были выявлены строительные остатки, хозяйственные ямы, очаги и обжигательные печи, кости различных животных, предметы из камня, глины и кости, остатки пщеницы, погребения и.т.д. Среди энеолитических материалов с поселения преобладают различные по функциональному назначению орудия из обсидиана и камня, в том числе и более трехсот фрагментов от набранных серотипов среди орудий изготовленных из базальта следует отметить топоры, молоты, булавы, клинья и другие

    Среди костяных орудий периода энеолита преобладают скребки, лощила изготовленные из костей крупного рогатого скота. Медные изделия этого памятника представлены лезвиями ножей, бусинами, булавками и различными мелкими украшениями. Среди керамического материала периода энеолита из Кюльтепе I следует отметить высококачественную расписную керамику. На основе раскопок этого памятника была выделена кюльтепинская археологическая культура.

    В энеолитическом слое поселения Кюльтепе I выявлено 85 погребений. Покойников хоронили скорченном положении на левом или правом боку или на спине с произвольной ориентацией головы. Иногда трупы посыпали красной охрой. Обряд посыпания трупов охрой зафиксирован и в энеолитических слоях поселений Бабадервиш и Аликемектепе.

    О строительной технике, различных отраслях хозяйства, орудия труда и ботовых предметах энеолитического периода широкие сведения дал памятник Шомутепе в Акстафинском районе. Мощность неолитического слоя, на этом памятнике составляет 1,5 м. На исследованной площади более 400 м2 были выявлены остатки круглоплановых жилищ и многочисленных хозяйственных построек. Были раскопаны такие известные памятники этого круга как Тойретепе, Гаргалартепеси и др. Полученные с этих памятников артефакты, позволяют дать реконструкцию оседло-земледельческой жизни и хозяйства их жителей. Выявленные различные виды зерновых культур, изготовленные из рогов и костей животных мотыги, составные серпы и другие орудия труда свидетельствуют о высоком уровне развития земледельческой культуры, а многочисленные остеологические материалы говорят и о наличии развитого скотоводческого хозяйства.

    Раскопки последних лет на поселениях Гасансу (Акстафинский р-н), Геойтепе (Товузский р-н) и Кюльтепе (Агджабединский р-н) дали ценные сведения о жизни населения эпохи неолита Азербайджана.

    Анализ керамических изделий с поселения Лейлатепе в Агдамском и районе показал, что часть сосудов изготовлена на простом по конструкции гончарном круге. До этих исследований считалось, что гончарный круг в Азербайджане впервые появился в период поздней бронзы, в конце 2 тыс. до н.э. Но после исследований керамики с энеолитического поселения Лейлатепе стало ясно, что гончарный круг использовался в керамическом производстве Южного Кавказа уже в 4 тыс. до н.э.  При раскопках поселения Аликемектепе было выявлено значительное количество костей одомашненной лошади. Это означало, что в конце 5–4 тыс. до н.э. лошадь в Азербайджане уже была домашним животным и этот регион является очагом древнего коневодства.

    Таким образом, проводимые в 60-80-е годы 20 в. под руководством д.и.н., чл.-корр. НАНА Идеала Нариманова, исследована показали, что наряду с энеолитическими памятниками типа Кюльтепе I имеются еще две группы неолит–энеолитических памятников, отличающихся от кюльтепинских и друг от друга по целому ряду признаков. Это энеолитические памятники типа Шомутепе и Лейлатепе. На основе исследований этих памятников были выделены шомутепинская и лейлатепинская археологические культуры.

    Одним из важнейших достижений в изучении памятников энеолита в Азербайджане стало исследование в 2004– 05 гг. в зоне нефтепровода Баку–Тбилиси–Джайхан и газопровода Баку–Тбилиси–Эрзерум ряда памятников этого периода. Среди них особое место занимают поселения Беюк Кесик I и Пойлу II в Акстафинском районе. Эти поселения, относящиеся к памятникам Лейлатепинского круга, подтвердили выдвигавшуюся ранее теорию о миграций племен Северной Месопотамии в конце 5–4 тыс. до н.э. на Южный Кавказ. Исследование в зоне указанных трубопроводов в местности Союгбулаг Акстафинского района курганов периода энеолита стало новым явлением в археологии Кавказа. До этого считалось, что населения Южного Кавказа в эпоху энеолита хоронило людей на территории поселения, и погребения этого периода за пределами поселений почти не были известны. Союгбулагские захоронения окончательно доказали существования некрополя за пределами поселения на всем Южном Кавказе. Сегодня - это самые древние курганы, известные в этом регионе.

     Исследованиями доказано, что в Азербайджане много памятников и периода бронзы.

    Памятники периода ранней бронзы известны в Азербайджане под названием Кура-Аракской археологической культуры. Это археологическая культура, сформировавшись в междуречье Куры и Аракса, затем распространился на весь Южный Кавказ, Восточную Анатолию, северо-запад Ирана и другие регионы Передней Азии.

    На территории Азербайджана выявлены и взяты на учет десятки памятников, относящихся к кура-аракской культуре или же имеющие культурные слои этого периода. Наиболее значительными и хорошо исследованными среди них являются поселения Кюльтепе I (второй слой) Кюльтепе II (нижний слой) Шортепе, Ашагы Дашарх, Махта I и Махта II, Гямичая в Нахчыванской А.Р.; ранние петроглифы Кельбаджара и Абшерона, ранние памятники древнего Мингечевира; часть  амятников Гобустанского историко-археологического комплекса; поселение Серкертепе в Хачмазском и поселение Бабабдервиш в Газахском районах, поселения Гарахаджылы, Бойахмедлы, Гаракепектепе, Гюнештепе в Карабахе и другие. В этот исторический период земледелие и скотоводство получают дальнейшее развитие, формируется раннебронзовая металлургия, люди осваивают предгорные и горные зоны, происходит переход от мотыжного земледелия к плужному с использованием тягловой силы животного, скотоводство постепенно отделяется от земледелия и становится самостоятельной отраслью хозяйства и происходит первое общественное разделение труда. Все это приводит к значительным изменениям в социальной структуре общества, возникает и усиливается социальное и имущественное неравенство, формируется крупные племена и племенные союзы, частыми становятся межплеменные столкновения.

    Период средней бронзы (конец 3 –первая половина 2 тыс. до н.э.) в Азербайджане исследован на базе изучения таких памятников, как Узерликтепе, Гейтепе, Чинартепе, Гаракепектепе, Наргизтепе, Агтепе, Тохмагтепе и курганов Борсунлу в Карабахе, курганов Гобустана, зоны Гянджачая, Хачбулага и Кюдурлу, Шамкира и Акстафы, грунтовых погребений Шамкира, поселений Мишарчай I и Джафархан на Мугане, погребений типа каменные ящики в зоне горного Талыша.

    Средняя бронза на территории Нахчыванской АР исследована на основе соответствующих слоев поселений Кюлтепе I и Кюлтепе II и таких памятников как Шахтахты, Кызылбурун, Нахаджир и др.

    В отличии от поселения энеолита и Кура-Аракской культуры поселение эпохи средней бронзы охватывали более значительную территорию. Например, поселения Узерликтепе и Гейтепе имели площадь территории более 3 га, а Чинартепе–1 га. В Нахчыванском регионе исследованные поселения этого периода особенно отличались своей монументальностью и напоминали города – государства Древнего Востока. Д.и.н. чл.-корр. НАНА В.Алиев исследовал здесь памятники Кюльтепе II и доказал существование уже в I пол. 2 тыс. до н.э. в Азербайджане древней городской культуры.

    В эпоху средней бронзы ремесло в Азербайджане стало самостоятельной профессией. Оно отделившись от других хозяйственных отраслей, стало стремительно развиваться и таким образом произошло второе крупное общественное разделение труда. Среди ремесленных отраслей этой эпохи особо выделялось гончарство. Ввиду широкого распространения производства монохромной и полихромной керамической посуды, эпоху средней бронзы в Азербайджане иногда называют “культурой крашенной керамики”.

    Эпоха поздней бронзы – раннего железа значительно отличалась рядом своих особенностей от предшествующих исторических этапов. Этот период в истории Азербайджана охватывал 14–8 вв. до н. э.

    Возникшие уже в эпоху ранней бронзы племенные союзы, в новых общественно-экономических условиях еще более окрепли, основы первобытно-общественного строя стали быстро распадаться и формируется классовое общество. На территории Северного Азербайджана были исследованы памятники трех археологических культур этой эпохи: Нахчыванского, ТалышМуганского и Ходжалы-Кадабекского.    

    Нахчыванская культура стала формироваться в эпоху средней бронзы, а в период поздней бронзы – раннего железа она достигла высшего уровня своего развития. Эту культуру отличают поселения с большой территорией (иногда до 30–40 га), с оборонительными укреплениями, с цитаделью (Кюльтепе II, Оглантепе, Чалхантепе, Шахтахты, Галаджик, крепость Садарак, крепость Нахаджир и др.). В Нахчыванской культуре больше всего представлена крашенная монохромная и полихромная керамическая посуда. Погребальные памятники состоят из каменных ящиков, грунтовых могил, кромлехов и курганов.

    Талыш-Муганская культура распространилась в зоне Талышских гор, на юге Мугани и в Ленкоранской низменности. Эта культура первоначально была изучена на основе погребальных памятников (курганов, каменных ящиков, склепов) и главным их отличием является разнообразие типов погребальных памятников. Это связано с природно –географическими условиями и историческими традициями. Но несмотря на эти особенности, в памятниках горных и равнинных территорий, в погребальных обрядах и в составе инвентаря имеется сходство. Кроме типов археологических памятников и погребальных обрядов отличительной особенностью Талыш–Муганской культуры является особая форма бронзовых мечей и кинжалов, в том числе и переднеазиатского типа (седловидная, рельефная, в форме полумесяца), плоские топоры, стрелы и наконечники копий, украшения из драгоценных камней, золота, цилиндрические печати, чернолощеная керамическая посуда и т.д.

    Памятники Ходжалы-Кедабекской культуры исследованы в Карабахе, в бассейне Гянджачая, в Мингечевире, в Дашкесане, в Кедабеке, в Гянджа – Газахском регионах. Характерные для этой культуры исследованы памятники состоят из разного типа погребений (каменные ящики, грунтовые могилы, курганы и кромлехи) и поселений. Среди последних есть поселения с оборонительными укреплениями (Гаратепе, Мисир гышлаг), без оборонительных стен (Битдили, Сарытепе, Ханлар, Мингечевир, Заргартепе и т.д.), поселения сезонного характера (Учтепе). А также известные, как циклопические горные крепостные сооружения, (Дашкесан, Кедабек).

    Среди памятников Ходжалы – Кедабекской культуры наиболее хорошо изучены погребения. Здесь существовали обряды кремации, ингумации, коллективные и одиночные, скорченные или в вытянутом положении погребальные захоронения.

    Все три культуры эпохи поздней бронзы и раннего железа характеризуются высоким уровнем развития керамического производства, металлургии и художественной обработки металла. В погребениях периода поздней бронзы, и раннего железа много разнообразного железного и бронзового оружия, элементов конского снаряжения, украшенный в виде колец, серег, подвесок, диадем, бронзовых орнаментированных поясов, разнообразных бус и т.д. Погребальные памятники фиксирует сильное социальное и имущественное расслоение в обществе.

    Среди археологических памятников середины I тыс. до.н.э. исследованных в Азербайджанской республики следует отметить несколько десятков грунтовых могил 7–5 вв. до н.э. с вытянутыми на спине костяками, которые относятся к числу памятников скифского круга. Среди могильного инвентаря в этих погребениях присутствуют скифские мечи-акинаки наконечниками стрел скифского типа, бронзовые зеркала с рукоятками с зооморфными завершением. Таким образом археологически подтверждаются сообщения письменных источников о проникновении скифов в 7 в. до н.э. на Южный Кавказ и Переднюю Азию.

    Другой группой памятников этого периода являются дворцовые комплексы ахамединского периода. (6–4 вв. до н.э.) исследованные в Газахском (Сарытепе) и Шамкирском (Гараджамирли) районах. Исследованный чл.-корр. НАНА И.А.Бабаевым Гараджамирлинский дворцовый комплекс по площади занимаемой территории и монументальности строений может быть сравним с архитектурой Пересполиса и Пасаргада и не имеет аналогов за пределами Ирана.

    Античная эпоха в истории страны (5 в. до н.э.–3 в.н.э.) также характеризуется высоким уровнем развития общественно – экономической и политической жизни. На территории Северного Азербайджана в этот период возникло первое устойчивое, централизованное государственное образование – Албанское государство. В античный период международные связи Азербайджана еще более расширились, а на самой большой торговой магистрали древнего мира – Великом шелковом пути, одно из направлений которого проходило по территории Северного Азербайджана, возникли и быстро развивались крупные города. Албания, границами которой на севере был Дербентский проход, на юге – р. Аракс, на востоке – Каспийское море, на западе – оз. Гекча (Севан), была густонаселенной страной с большим числом городов и поселений. Проведенные до сегодняшнего дня археологические исследования дали широкое представление о городах и поселениях, о разнообразных погребальных памятниках, хозяйственной жизни, общественном строе материальной и духовной культуры Албании.

    Албанские города и поселения изучены в Кабале, Шамахе, Шеки, Гирдимане, Ахсу, Гейчайской долине, Нахчыване и в Мильской степи. Среди исследованных албанских поселений городского типа особое место занимает Мингечевир. Здесь в культурных слоях албанского периода выявленны культовые, и общественные строения, обломки жилых домов и богатая бытовая утварь. Они позволяют проследить динамику развития общества этого периода. Благодаря Мингечевирским раскопкам удалось проследить процесс формирования античных поселений, и превращения некоторых из них в крупные города. Во время этих раскопок обнаружены образцы древнеалбанской письменности.

    Одним из археологически хорошо изученных городов Албании является столица государства – Кабала, сообщения о которой имеется у многих античных авторов. Развалины этого города, охватывавшего территорию более 25 га, сейчас находятся в селе Чухур – Кабала в Кабалинском районе. Город располагался на высоком холме и его окружали мощные крепостные стены из обожженного кирпича. Город, как показали раскопки, непрерывно функционировал с 4 в. до н.э. до 18 в. н.э.

    Среди других хорошо исследованных албанских городов и крупных поселений следует отметить древнюю Шамаху на территории одноименного района, поселения Гырлартепе, Нюди, Узунбойлар в Агсунском районе; поселения Моллаисаклы и Шыхдере в Исмаиллинском районе; поселения Гара-кобар, Каратепе и Тазакенд в Мильской степи; поселение Мейдантепе в Нахчыванской АР. В последние годы начато исследование еще двух крупных албанских городищ – Шортепе в Бардинском и Галатепе в Агджабединском районах.

    Археологические исследования показали наличие в Азербайджане в античную эпоху высокой городской культуры, торговли, гончарства, ткачества, ювелирного дела, производства стекла, камнеобработки, металлообработки глиптики и торевтики и др. ремесленных отраслей и наличие широких торгово-экономических связей Албании с другими странами и народами.

    Развернутые археологические исследования были проведены и на многих албанских погребальных памятниках. В Албании были погребении разных типов: грунтовые, кувшинные, глиняные ванны, срубные, катакомбные, сырцовые и каменные ящики. Некоторые из них характерны для определенного географического района, а некоторые – для всей территории Албании. Такие типы погребений как грунтовые, каменные ящики, кувшинные и катакомбные функционировали на территории Албании вплоть до распространения здесь ислама.

    Раскопки городских некрополей и сельских могильников Албании дали исследователям богатейший разнообразной фактологический материал позволяющий изучить и реконструировать многие вопросы материальной и духовной истории и культуры Албании. В средневековый период (4–18 вв.) Азербайджан продолжал оставаться страной с высоким уровнем развития сельского хозяйства, ремесла, зодчества, торговли, науки городской культуры и искусства.

    Об этом, наряду с сообщениями средневековых авторов, ярко свидетельствуют и проведенные археологические раскопки  средневековых городов Азербайджана. Многие из этих городов прошли в своем развитии три этапа.

    Первый древний этап охватывает период со второй половины 1 тыс. до н.э. до 3–4 вв. н.э. С периода зарождения в 3 в. феодализма и возникновения новых феодальных государств начинается второй этап в развитии городов Азербайджана (3–4 – 8–9 вв.) а начиная с 9 в. в связи со стремительным развитием и расцветом феодальных отношений в развитии городов начинается третий этап.

    Такие города как Кабала, Нахчыван, Шамахы, Дербент существовали на всех 3 этапах, что вызывает особый интерес к их археологическому исследованию.

    Среди средневековых городов на территории которых производилось широкое археологические исследования можно отметить Баку, Гянджу, Шамаху, Шабран, Барду, Габалу, Торпаггалу, Байлакан и Нахчыван. Исследования на многих их них продолжаются и в настоящее время. Большая заслуга в исследовании ряда средневековых городов Азербайджана принадлежит член-корр. НАНА Г.М.Ахмедову. В последние годы крупномасштабные археологические исследования ведутся на территории средневекового города Шамкира.

    Раскопками установлено, что многие средневековые города Азербайджана являлись крупными ремесленно-торговыми, административно-политическими, научными и культурными центрами страны и на протяжении всего средневекового периода поддерживали тесные многосторонние связи со многими странами и городами Востока и Запада.

    Лит.: Э ю й ц ш о в Р. Б. Азярбайъан археолоэийасы. Б., 1986; Н а р и м а н о в И. Г. Культура древнейшего земледельческо-скотоводческого населения Азербайджана. Б., 1987.

    Гошгар Гошгарлы, Наджаф Мусеибли

    Эпиграфика. Эпиграфика – наука изучающая древние и средневековые надписи на камне, мраморе, дереве, кости и скелете.

    На территории Азербайджана в небольшом количестве сохранились латинские, албанские и пехлевийские надписи. Исследование эпиграфических памятников Азербайджана началось с середины 19 в. академиками Петербургской Академии Наук Н.Ханыковым и Б.Дорном. С начала 20 в. исследованием арабо-персо-тюрко – язычных надписей занимались к.и.н. А.Алескерзаде и С.Керимзаде. Начиная с 1948 г. по всей исторической территории Азербайджана д.и.н., чл.-корр. НАНА М.С.Нейматовой исследовано около 2500 надписей, опубликовано 4 тома “Корпуса эпиграфических памятников Азербайджана”. (I том- Надписи Баку-Абшерона (11–начало 20 в.), II том -надписи Шеки–Закатальской зоны (14– начало 20 в.), III – том надписи Нахчыванской АР (12 начала 20 в.), IV – том надписи Куба-Хачмазской зоны и южного Дагестана (8–начало 20 в.) (Баку 1991–2008 гг.). Представленный к печати V том корпуса посвящена памятникам Гянджи, Ширвана и всей оккупированной армянами территории, V том готовится к печати – “адписи на медных сосудах и оружиях”.

    По всей текстовой классификации надписи подразделяют на три вида: лапидарные документы, дарственные акты – вакфнаме и надписи мемориального характера, надписи повествующие о различных социально-политических событиях, строительные надписи, уточняющие датировку и предназначение того или иного архитектурного памятника.

    В этих надписях указываются имена правителей, мастеров-строителей, архитекторов, каллиграфов, резчиков, должностных лиц, заказчиков; на надгробных надписях – эпитафиях высекаются выдержки из Корана, хадисов, стихи на азербайджанском и персидском языках, поучительные слова и выражения.

    В основание минарета в комплексе Собора в Ичеришехер вмонтирован указ Олджайту Худабанда Эльханида (1304–16) в котором говорится об освобождении жителей Баку от налогов копчури, сарани, нефти, урфи. Там также имеется указ шаха Аббаса I об освобождении жителей от налога малуджахата, исключая вуджухат, лишь часть, попадающего на месяц рамазан.

    Аналогичный указ шаха Аббаса I, высеченный на камне, вмонтирован над выходом мечети в городе Ордубад.

    Документ, повествующий о социально-политических кризисах в стране, написанный тушью на крепком дереве, расположен на арке, соединяющей средние опоры с северной стороны здания мечети в селе Вананд. В надписи говорится о превращении Азербайджана в арену боевых действий в период Ирано-Турецкой войны 1732 г., о разорениях, разрухе, о пленении мирного население, о беженцах, вынужденных спасаться бегством и о дороговизне. Перечисляются цены на продукты.

    Следующими общественными документами являются вакфнаме – дарственные акты. Внутри Собора в городе Шуша на двух каменных плитах на персидском языке, почерком насталич высечен 17-ти строчный вакфнаме дочери Шушинского Ибрагим Хана Товхар Аги. Камни с надписью вмонтированы с правой и с левой стороны входа. В надписях перечисляется вакфное имущество, переданное Товхар Агой в дар двум мечетям и двум медресе и указывается как следует расходовать полученный доход от вакфа.

    В городе Шуша над главной аркой двухэтажного каравансарая на четырех каменных плитах высечено вакфнаме Мешади Хусейна (1306 г.х 1888/89 г.), где также указано вакфное имущество и правила расходования полученной прибыли.

    В эпитафиях встречается обобщенная, порой единственная, информация о различных социально-политических, экономических, культурно-идеологических событиях, религиозные тексты, лирические элегии. Эпитафии помогают изучить мировозрение и творчество мастеров художественной резьбы по камню Азербайджана. Наряду со стихами, газелями, рубай, тарсии классиков мировой литературы Хафиза Ширази, Саади Ширази, Оиара Хайяма, Мохташам Кашани. Мастера – каллиграфы высекали и свои собственные стихи на азербайджанском и персидском языках.

    Среди исследователей бытовало мнение, что лирические элегии на азербайджанском языке в эпиграфике стали появляться начиная с 19 в. Однако эпиграфические исследования на территории Южного Кавказа за последние 60 лет выявили, что стихотворные тексты на азербайджанском языке встречаются на эпитафиях, начиная с начала 16 в.

    Лирические стихи встречаются и в строительных надписях. В этих четверостишиях и рубаи даются имена правителей, должностных лиц, мастеров-строителей, датировка памятника.

    Важную роль в изучении средневековой истории философии – суфизма (тасафувва) играют надписи сохранившиеся на суфийских ханега – социально-политических и идеологических центрах Азербайджана.

    В надписях нашли отражение краткая информация о течениях в исламе, об обществах, о выдающихся, религиозных и общественных деятелях, социально-политическая роль ислама в происходящих в обществе событиях, его политико-экономическая концепция и другие вопросы.

    На основании надписей выявлено и определено наличие в Азербайджане суфийских организаций, их центры, имена шейхов, и их последователей и указаны хронологические рамки их деятельности.

    В надписях 15–17 вв. встречаются имена целого ряда ученых, шейхов, пиров, глав суфийских организаций, деятелей культуры, должностных лиц, с которыми связано возникновение того или иного монотипа.

    По Баку–Абшерону Ходжасан (Хваджа Гасан), Шихлар (Шейхи), Пиршаги (Пире Шаги), Амираджан (Амира Хадж); в Габалинском районе село Гатарван получило свое название от фаталии основателя села – русского генерала Комарова; в Агдамском районе – Шахбабалы; в Ходжалинском районе – Пир Джамал; в Нахчьванской АР – Ших Махмуд, Пиралы; в Гекчайском районе – Ших-Амир, Ших Насир Пиркенд; в Сабирабадском районе – Ших Салахлы, Шихлар, Пир Аббас; в Шамахинском районе – Пир Дадагюнашь; в Губинском раойне – Пир Вахид; в Исмайлинском районе – Пир Абулькысум; в Физулинском районе – Пирахмедли, Пирахмедли Бабы.

    Наименования сел Хазра в Гусарском и Кабалинском районах происходит от титула “Хазрат” Шейха Джунейда и Шейха Мансура. Село Шихакаран в Ленкоранском районе названо в честь суфийского шейха Захида, жившего здесь в период средневековья.Муршуд (учитель, наставник) Шейха Захида Эйнфззатан Джмаладдин Тиланит жил и действовал в селе Пенсар (Бутасар) Астаринского района.

    В качестве примера лечебных пиров можно указать на памятник 15 в. в Худатском районе, именуемом “Дели пири” (Пир сумасшедшего), “Гудуз пири” в селе Хазра Габалинского района. В селе Дедегюнеш Шемахинского района имеется место паломничества, именуемое “Шара оджаги” (Очаг здоровья). Здесь похоронен представитель семьи Дедегюнеш Шейх Мухаммед, умерший примерно в 1602 г.

    Дедегюнеш является титулом дяди со стороны отца Афзаладдина Хагани Кафиаддина. В простонародье он именовался Дедегюнеш из-за своих блестящих медицинских способностей.

    Еще в 9 в. арабы заменили трудно читаемое куфическое письмо на насх. Несмотря на это, в эпиграфике Азербайджана до I половины 14 в. пользовались этим почерком.

    Становление куфическое письма в азербайджанской эпиграфике можно разделить на два периода.

    Первый период охватывает 9–11 вв. К этому периоду относятся надгробья, сохранившиеся в Гарни (ныне тер. Армянской р.), в Шамахе, в Дербенте, в Баку и др. памятники.

    Второй период – 11–14 вв. использовался на архитектурных памятниках, керамических и металлический изделиях и предметах утвари. В 12–14 вв. куфический почерк растительной и геометрической формы нашел отражение в произведениях мастеров Нахчыванской и Тебризской  архитектурных школ.

    Более развитый, с художественной точки зрения, последующий этап в эпиграфике отдает предпочтение почерку сульс. Почерки насх и сульс в отдельные периоды также имели определенную художественную форму.

    Художественное оформление надписей 13–14 вв. почерков насх и сульс отличается от оформления надписей того же почерка 15–17 вв. По декоративно-художественными особенностям, исключая Баиловские камни, самым полноценными периодом для эпиграфических памятников являются 15–16 вв.

    В строительных надписях и эпитафиях 18–19 вв. применялся почерк настаалик, обладающий более раскованной формой выражения.

    Возникший в 15 в. в Тебризской школе каллиграфии и, широко распространенный во всем мусульманском мире, почерк настаалик придерживался симметрии в письме. Этот метод письма значительно усугублял чтение надписи.

    Имена лучших мастеров- строителей, архитекторов, каллиграфов, резчиков, скульпторов, мастеров художественной резьбы по камню 12–19 вв. выявлены с помощью надписей, введены в научный оборот и помещены а таблицах многотомника “Корпуса эпиграфических памятников Азербайджана”.

    Местные строительные материалы серьезно влияли на метод мастеров художественной резьбы по камню, в каллиграфов, технику резьбы.

    В южных областях страны в качестве строительного материала использовался кирпич. Здесь надписи на зданиях выкладывались по блочной технологии из узорчатого кирпича.

    В 12–15 вв. надписи из глазурованного кирпича, украшающие купола и стены мавзолеев, создавали неповторимую картину. Мастера демонстрировали высокое мастерство в деле выкладывания надписей из глазурованного кирпича. Примером могут служить мавзолей Момине Хатун в Нахчыване (12 в.), мавзолей в Гарабаглар (12 в.), Имамзаде в Барде (14 в.), мавзолей в Шейха Сафи в Ардебиле (14–16 вв.), и мавзолей в Гяндже (18 в.).

    Влияние местного материала на работу мастеров-резчиков видно и по надгробным памятникам. Основным рабочим материалом мастеров художественной резьбы по камню Баку–Абшеронской школы являлся камень известняк, мастеров северо-западной зоны – речная галька. На камне известняке можно было высечь желаемую надпись или узор и придать памятнику любую форму. Мастера, созданные ими сундукообразные мемориальные памятники, украшали надписями, растительным и геометрическим орнаментом, схематическими сталактитами, архитектурными элементами в форме арок и стопов. В работу этих мастеров также входят надгробья в виде стел. На Апшероне сохранились такие работы мастера Сейид Taxa Бакуи (18 в.). Более тридцати сундукообразных надгробных памятников созданных Сейид Taxa Бакуи, обнаружены в селе Хазра Габалинского района. (М.Неймат, КЭНА, I–II 2001, рис. 449–492).

    Памятники, созданные мастерами северо-западной зоны составляют в основном надгробья в виде стелы. Речному камню невозможно было придать желаемую форму, поэтому на камне высекались ниша, в которую помещали надпись, растительный и геометрический орнаменты. Эти памятники, в свою очередь, помешались в ниши со стороны головной части могилы, где ненужные части закладывались и застраивались.

    Несмотря на все трудности, мастера северо-западной зоны смогли создать уникальные произведения художественной резьбы по камню.

    Мешедиханым Неймат

    Нумизматика. Азербайджан располагает богатым нумизматическим наследием. Но нумизматика Азербайджана – сравнительно молодая наука. До начала 20 в. в Азербайджане не было ни какой-либо значительной монетной коллекции, и ни нумизмата-специалиста в области нумизматики.

    Монеты из разных металлов (в основном из серебра, меди и золота), чеканенные в течение более чем двухтысячелетнего периода монетарного денежного обращения в Азербайджане, являясь ценными памятниками материальной культуры и важным подспорьем истории техники и искусства, представляют собою незаменимый исторический источник при изучении социально-экономического состояния, политической жизни древнего и средневекового Азербайджана и различных вопросов денежного хозяйства, товарно-денежного обмена, междугородней торговли и внешних связей (экономических, политико-дипломатических, культурных и т. д.).

    Азербайджанские монеты сосредоточены в основном в Национальном Музее Истории Азербайджана Национальной Академии Наук Азербайджана (НМИА). Нумизматический фонд отдела нумизматики и эпиграфики музея, главный центр регистрации, хранения, публикации и показа нумизматических ценностей Республики, насчитывает более 150,000 единиц хранения, большинство которых составляют монеты, чеканенные азербайджанскими государствами. Среди азербайджанских монет особую значимость приобретают первые серебряные монеты – драхмы и тетрадрахмы античной Албании – подражания монетам Александра Македонского, и монеты с монограммой ΑΤΡ (“АТРопатена” – Азербайджан), чеканенные в 3–1 вв. до н. э, серебряные сасанидские драхмы 5–7 вв. ранних азербайджанских монетных дворов Дербенда, Баку, Барды, Нахчывана, Гилана, Ардабиля, Шиза, и монеты с территориальным обозначением AT (“АТурпатакан” – Азербайджан), золотые динары, серебряные дирхемы и медные фельсы азербайджанских феодальных государств 8–11 вв. – Ширваншахов-Мазъядидов (в Ширване), Саджидов, Садаридов, Раввадидов (в Азербайджане), Шеддадидов (в Арране). Благодаря редким медным дирхемам и фельсам эпохи пресловутого серебряного кризиса в денежной торговле 10–13 вв. – своеобразного экономического показателя восточного, в том числе азербайджанского ренессанса, удалось выявить целый ряд имён неизвестных и малоизвестных средневековых феодальных правителей Азербайджана – Гарасунгуридов (Гарасунгур, Алп Гутлуг, Чавли, Хасс-бек), Аксунгуридов (Арслан Аба, Корпа Арслан), Бишкинидов (Бишкин, Махмуд), Маликов Дербенда (Музафар, Бекбарс, абдл-Малик), Мамлюков Азербайджанских Атабеков (Манкли, Иль-Кыпчак), серебряные тенги и медные монеты ряда Ширваншахов 12–16 вв. (Шаханшаха, Бахрама Мирзы, Газибека, Фарруха Яссара II, Бурханали), серебряные и медные эмиссии переставших существовать средневековых азербайджанских городов-монетных дворов (Алагёза, Алынджи, Ареша, Баби, Базара, Балыка, Бигорда, Гаргара, Габалы, Гараагаджа, Гарабаха, Гештасби, Зегама, Махмудабада, Хунана, Шаберана и др.) представляют исключительный научный интерес с точки зрения политической истории и исторической географии Азербайджана.

    Коллекции нумизматического фонда обогащаются за счёт новых находок монет, в особенности монетных кладов, топографический и хронологический анализ которых составляет основную фактологическую базу нумизматических исследований. Любой клад ценен и уникален. Как и подземные богатства (нефть, газ, рудники), монетные клады – достояние народа. Они должны сохраниться для истории народа (за это находчику клада выдаётся премия в размере двадцатипятипроцентной стоимости клада).

    Значительный интерес представляют также хранящиеся в фонде монетные коллекции иностранных государств, в том числе греческих городов (7–4 вв. до н. э.), Рима (4 в. до н. э.–4 в. н. э.), эллинистических государств (Селевкидов, Птоломеев, Парфии, Бактрии, Малоазийских государств Понта, Каппадокии – 3 в. до н.э.–3 в. н. э.), Ирана (Ахеменидов, Сасанидов), Византии, Арабского Халифата (Омеййадов, Аббасидов и других династий 7–12 вв.), западно-европейских, американских государств, Турции (Сельджукидов Рума, Османидов), России, Индии, Китая, Японии и др.

    Азербайджанские монеты привлекали внимание нумизматов ещё с 18 в., но до последнего времени оставались вне серьёзного научного исследования. Среди первых их исследователей особая заслуга принадлежит российским учёным – основоположнику восточной нумизматики и ориенталисту Х.Френу, В.Тизенгаузену, А.Маркову, П.Савельеву и др., в трудах которых наряду с описанием и атрибуцией отмечается роль и значение находимых на территории России азербайджанских монет как исторического источника изучения внешних отношений.

    В связи с образованием нумизматических кабинетов при государственных и частных музеях мира и возросшим вниманием к восточным монетам, азербайджанские монеты издавались в нумизматических журналах Западной Европы, России, США и других стран (“ Revue numismatique “, Paris, “The Numismatic Chronicle”, London, „Numismatische Zeitschrift“, Berlin, „Zeitschrift fur Numismatik“, Vienne, “The Numismatic Literature”, New York) и в монетных каталогах (R. Poole, “Catalogue of Coins of the Shahs of Persia in the British Museum”, London, 1878, S. Lane-Poole, “Catalogue of Oriental Coins in the British Museum”, London, 1876–96, А. Марков, “Инвентарный каталог мусульманских монет императорского Эрмитажа”, СПб, 1896, H. Rabino, “Coins, Medals and Seals of the Shahs of Iran 1500–1941”, Hertford, 1945).

    Зарождение и развитие азербайджанской нумизматики как науки связаны с именем Евгения Александровича Пахомова, который, переехав из Тбилиси в Баку в 1920 г. и поступив на работу в Государственный Музей Азербайджана (ныне НМИА), создал из нескольких десятков монетов первый нумизматеский кабинет-фонд и одновременно читая лекции по нумизматике и археологии в Азербайджанском Государственном Университете (ныне БГУ), изучал, регистрировал монетные находки на территории Азербайджана и опубликовал серию трудов “Монетные клады Азербайджана и других республик, краев и областей Кавказа”, вып. I–IX, Баку, 1926–61, где, наряду с кратким научным описанием и определением монетных находок, изложил свои лаконичные заключения по тем или иным вопросам азербайджанской нумизматики. Его перу принадлежат каталог-корпус “Монеты Азербайджана”, вып. I–II, Баку, 1959–61, и десятки статей по нумизматике, археологии, сфрагистике Азербайджана. По материалам Нумизматического фонда, одного из крупных монетных хранилищ среди стран СНГ, написаны десятки научных статей, защищены докторские (А.Раджабли, М.Сейфеддини), кандидатские (Л.Азимовой, Н.Синициной, С.Касимовой) диссертации. Следует подчеркнуть труды азербайджанских и зарубежных учёных-нумизматов, посвящённых монетым Азербайджана – “Монеты Саджидов”, “Монеты Сефедов” Роберта Фасмера, “Монеты Дайсама ибн-Ибрахима ал-Курди” Алексея Быкова, “Алибайрамлинский клад и некоторые вопросы обращения парфянских монет в Закавказье” Константина Голенко и Али Раджабли, “Клад из Чухур-Кабалы” Владимира Луконина и Али Раджабли, “Бакинский клад” Аги Рагимова, “Клад монет эллинистической эпохи” Ильяса Бабаева и Салеха Газиева, “Основные черты денежного обращения Кавказской Албании” Севды Дадашевой.

    Фонд располагает также большим количеством иностранных монет, обращавшихся и найденных на территории республики. 

    Али Раджабли